Флаг и герб Окружная конференция: Активная государственная политика - основа экономического возрождения России  
В начало
Распоряжение
Положение о Совете
Состав Совета
Секции Совета
Конференция

Информационное сообщение о проведении Конференции

Распоряжение
Рабочая группа
Концепция конференции
Секции конференции
Программа Конференции
ПОЛОЖЕНИЕ
о спонсорах III инновационной конференции
Трибуна Конференции
Информация
Законодательство
Аналитика
Полезные ресурсы
- Российские ресурсы
- Зарубежные ресурсы
 
» Конференция » Трибуна Конференции
» (11.10.2004) О промышленной политике
Версия для печати
>>к оглавлению

О промышленной политикек огл.

Б. Плышевский, д-р экон. наук, профессор

Доклад "Государственная промышленная политика России, проблемы формирования и реализации", подготовленный в конце 2003 г. Торгово-промышленной палатой РФ, охватывает вопросы, которые постоянно обсуждались в экономических журналах, текущей периодике, ряде книг; они регулярно рассматривались, в частности, в публикациях журнала "Экономист". В разработке доклада наряду с сотрудниками ТПП РФ участвовали специалисты экономических институтов РАН, исследовательских организаций. Положения рассматриваемого доклада интегрированы в некую общую систему и представлены как рекомендации правительству по формированию промышленной политики страны на современном этапе.

В апреле 2004 г. доклад обсуждался в ТПП РФ с участием руководящего состава правительства, ответственных работников экономических и промышленных министерств. Были представлены цели, содержание и методы промышленной политики. Доклад по существу выражает платформу взаимодействия частного бизнеса и государства в том виде, как оно воспринимается в настоящее время влиятельной организацией хозяйственников. Доклад интересен также оценкой научной обоснованности внесенных предложений.

Поскольку доклад ТПП составлен как материал, предназначенный для принятия правительственных решений, теоретическое обоснование предложений сведено к минимуму. Многие положения приняты как общеизвестные и не требующие специальных доказательств, что не всегда оправдано. Поэтому его анализ целесообразно начать с вопросов, которые остались за рамками представленного текста.

К постановке и истории вопроса. к огл.

Промышленная политика определяется в докладе как "система мер, направленных на развитие национальной экономики, новейших технологий и продуктов с высокой степенью обработки, современных информационных и других услуг, человеческого капитала". Понятие промышленной политики выводится здесь преимущественно из ее содержания применительно к развитию самой промышленности. Назовем этот подход узким, так как он не характеризует ее места в экономической политике государства.

Предпочтительно более широкое определение, согласно которому промышленная политика является частью (звеном) структурной политики, как подсистемы социально-экономической политики государства. Промышленность представляет одну из отраслей экономики. В России ее доля в создании ВВП не превышала в последние годы 30% (в основных ценах). Участие государства в формировании пропорций производства не ограничивается промышленностью, его политика распространяется на все отрасли экономики, включая сельское хозяйство, строительство, транспорт, другие отрасли сферы услуг. Можно согласиться с тем, что авторы доклада ограничили его предмет рассмотрением структурной полити-

ки применительно к самой промышленности, так как это ведущее звено всей структурной политики государства. Вместе с тем следует видеть и последствия такого ограничения - неполноту представлений об общих рамках структурной политики из-за абстрагирования (или по крайней мере отнесения на второй план) вопросов, касающихся пропорций развития промышленности и других отраслей экономики.

Структурная политика со своей стороны является частью социально-экономической политики государства. В этом смысле ее цели, содержание и механизмы определяются извне: долгосрочными интересами государства и выбором им тех или иных приоритетов действий. Поскольку государство всегда является классовым, в основе формирования промышленной политики лежат интересы господствующего класса. В современной России это в первую очередь интересы сырьевого олигархического капитала. Предложенное широкое понимание промышленной политики встраивает в определение ее содержания параметры, задаваемые ей социально-экономической системой общества, факторами исторического развития этой системы и объективной возможностью выбора государством разных типов социально-экономической политики. С учетом сказанного программа ТПП является одним из возможных вариантов не только промышленной, но и структурной, а также социально-экономической политики государства, плюсы и минусы которых требуют самостоятельного рассмотрения и обоснования.

Промышленная политика в анализируемой программе формируется исходя из решительного разрыва с промышленной политикой советского периода. Историческая связь в докладе не обсуждается, что в силу практической его направленности допустимо и отчасти оправдано. Минус такого ограничения заключается в том, что у современного читателя, часто мало знакомого с историей вопроса, создается представление о промышленной политике как некоем новом понятии, рожденном эпохой реформ. Уместно в связи с этим напомнить о содержании и методах реализации промышленной политики советского периода, ее историческом наследии и попытках устранить его недостатки.

Главные особенности промышленной политики государства в советский период заключались:

  • в опоре ее на государственную собственность на средства производства как доминирующую в экономике и замене рыночных механизмов реализации на плановые;
  • подчинении ее долговременным целям государства при приоритете интересов всей экономики по отношению к интересам отдельных отраслей и предприятий;
  • общегосударственном характере - проведении ее правительством через государственные пятилетние и годовые планы экономического и социального развития, задания которых были обязательными для выполнения. С 1970-х гг. разработке перспективных планов предшествовала подготовка силами институтов Академии наук СССР вместе с институтами отраслевых министерств и ведомств Комплексной программы научно-технического прогресса и его социально-экономических последствий. Комплексная программа как важный предплановый документ рекомендательного характера охватывала наряду с промышленностью другие отрасли народного хозяйства и соответствовала тем самым приведенному выше широкому определению промышленной политики;
  • ориентации преимущественно на потребности внутреннего рынка и независимость от мирового рынка. Следует однако отметить, что изоляция от рынков западных стран в значительной мере была вынужденной. Советский Союз не располагал крупными валютными средствами, что заставляло ограничивать импорт закупками стратегически важных товаров; к тому же многие экономически развитые государства запада препятствовали поставкам ряда товаров и затрудняли реализацию на своих рынках достаточно конкурентных продуктов советской промышленности;
  • дополнении плановых заданий отраслям и предприятиям мерами экономического стимулирования выполнения планов, в том числе и по созданию и применению новой техники и технологии, через систему хозяйственного расчета и организации заработной платы. Особенно значительные изменения в этой области предпринимались со второй половины 1960-х гг.
  • В теоретическом плане развитие промышленной политики советского периода можно характеризовать как не доведенную до завершения попытку создания планово-хозрасчетного механизма управления, дифференцированного по отраслям с учетом выбора правительством приоритетов их развития.

    Цели промышленной политики этого периода заключались в обеспечении комплексного и пропорционального развития всех отраслей экономики как основы их технического перевооружения, достижения экономической независимости государства и укрепления обороноспособности страны; рациональном размещении производительных сил по территории страны, комплексном развитии экономики союзных республик и крупных экономических районов при эффективной производственной специализации отраслей и территорий, учитывающей различия природно-экономических условий, наличие минеральных ресурсов, топлива и сырья; создании материально - технической базы для повышения жизненного уровня народа.

    В послевоенный период с возникновением СЭВ промышленная политика СССР и социалистических стран Центральной и Восточной Европы координировалась путем согласования перспективных планов развития экономики. Советский Союз в обмен на поставки энергоресурсов, сырья и техники, в том числе военной, закупал у этих стран товары народного потребления (продукты питания, непродовольственные товары), продукцию машиностроения и других отраслей; расчеты осуществлялись на клиринговой основе.

    Реализация общегосударственной промышленной политики позволила Советскому Союзу еще в довоенный период опередить по общему объему промышленного производства ведущие страны Европы, а в послевоенный период практически сравняться с ними по этому суммарному показателю. В 1950-е гг. СССР стал второй в мире индустриальной державой. В течение двух послевоенных десятилетий были достигнуты значительные успехи в повышении технического уровня производства. В 1985 г. продукция советской промышленности, по данным ЦСУ СССР, составляла по отношению к США более 80% (по оценкам западных экономистов - около 50%), производительность труда в промышленности - 55%, объем капитальных вложений в экономику - около 100% [i]. При этом по добыче основных видов топлива, выплавке черных металлов, производству строительных материалов, металлорежущих станков, тракторов, объему капитальных вложений Советский Союз в 1970-е гг. вышел на первое место в мире. Примерно в то же время был обеспечен паритет с США по выпуску военной техники, включая новые типы вооружений.

    Критика промышленной политики советского периода западными экономистами и их российскими сторонниками сводилась к тому, что это была политика экстенсивного догоняющего развития в стране с преобладанием до индустриализации 1930-х гг. индивидуального крестьянского хозяйства, основанного на ручном труде, при гипертрофированном приоритете развития отраслей тяжелой индустрии и оборонной промышленности. Подчеркивалось также, что с 1970-х гг. обозначилось усиление отставания технического уровня и эффективности советской промышленности, качества выпускаемых товаров от стран Запада (до этого отставание в целом сокращалось). Отмеченные недостатки признавались и советскими экономистами. Комплексная программа научно-технического прогресса, о которой говорилось выше, содержала предложения по устранению многих из имевшихся недостатков, сокращению отставания в наиболее важных отраслях. Однако по ряду причин, в том числе и субъективного характера (просчетов при составлении планов и организации их выполнения, ошибочных решений политического руководства страны), необходимые меры не были реализованы.

    Тем не менее, многие стратегические цели промышленной политики СССР успешно выполнены. К главным ее достижениям следует отнести проведение индустриализации страны, послевоенное восстановление экономики, своевременное освоение новых месторождений нефти и газа на востоке и перестройка на этой базе топливного баланса страны, создание ядерной энергетики и реализация космической программы, техническое перевооружение вооруженных сил в 1950-1980-е гг. Не все из намеченных стратегических программ, в том числе строительства БАМ и особенно промышленного освоения ее зоны, удалось выполнить. Не обошлось и без крупных просчетов, примером которых многие считают освоение целины вместо подъема российского Нечерноземья, проекты переброски части стока сибирских рек в Среднюю Азию. Не устраненным недостатком осталась также неотработанность экономических механизмов реализации промышленной политики, что тормозило осуществление даже правильных и своевременно принятых решений.

    Теперь, когда в ходе либерализации экономики российская промышленность отброшена далеко назад от тех рубежей, на которых она была в конце 1980-х гг., полнее видны преувеличение недостатков промышленной политики советского периода и недооценка реальных ее успехов. Ныне, в том числе и в программе ТПП, по существу речь идет о решении новыми методами многих из тех задач, с которыми на протяжении длительного периода (до 1970-х гг.) неплохо справлялась плановая система управления.

    Следует отметить, что даже в те годы, которые принято относить к периоду застоя, обрабатывающая промышленность росла быстрее добывающей. Так, в 1971-1980 гг. темпы прироста продукции обрабатывающей промышленности были выше, чем в горно-добывающей промышленности, в 2 раза (82% против 41%), в 1981-1990 г.г. в 1,2 раза (38% против 12%)[ii].

    Промышленная политика начального периода реформ.

    Реформы 1990-х гг. означали формирование в России иной социально-экономической системы: смешанной экономики капиталистического типа, главное место в которой принадлежит частному сектору. Государственная собственность в основной массе была приватизирована, а прежняя система планового управления - демонтирована; роль государства в экономике резко сократилась. Соответственно изменились представления о целях промышленной политики и методах ее проведения. Данный процесс еще далеко не завершен, происходит с большими трудностями и противоречиями, подтверждением чего служит появление рассматриваемой программы. Остановимся в этой связи на определяющей промышленную политику концепции рыночных реформ и результатах ее практического осуществления.

    Принятая российским руководством в начале 1990-х гг. концепция рыночных преобразований исходила из теорий, относимых политической экономией к школе либерализма, а точнее - идеям радикального либерализма. Согласно положениям этой теории, либерализация и переход к рынку обеспечат саморегулирование экономики, установление пропорций производства, отвечающих критериям эффективности и качества, требованиям конкурентоспособности производителей. При этом предполагалось, что преодоление отрицательного наследия прошлого и переход к эффективной рыночной экономике пойдут тем быстрее, чем решительнее будут проведены разгосударствление и либерализация экономики, сократится сфера неоправданного и неэффективного государственного регулирования, которое ограничивает проявление хозяйственной инициативы предприятий.

    Из одобренной правительством концепции реформ вытекало, что надобность в промышленной политике как самостоятельном и особом разделе программы реформ по существу отпадает: все, мол, отрегулируют рынок и механизм конкуренции. Об улучшении структуры промышленности говорилось в общем плане как о естественном процессе устранения недостатков советского периода и формирования эффективных пропорций в рамках воссоздаваемой капиталистической системы. Предостережения относительно отрицательных последствий практики радикального либерализма отвергались исходя из убеждений, что сохранение государственного регулирования развития промышленности способно лишь затормозить ее оздоровление и модернизацию.

    Теория и практика радикального либерализма с их преувеличенной верой в эффективность рыночных механизмов саморегулирования отражали, как показано в литературе, интересы форсирования первоначального накопления капитала[iii]. Самые большие выгоды от приватизации и рыночных реформ получил быстро сформировавшийся в России и окрепший монополистический (олигархический), криминальный и теневой капитал, а также обогатившаяся в ходе приватизации часть чиновничества. Что касается российского общества, то оно оказалось втянутым в полосу еще более глубокого, чем в период "перестройки", системного экономического кризиса, проявления которого не устранены и по сей день, и обострения социальных противоречий. Технический уровень, эффективность и структура российской промышленности по сравнению с дореформенными вместо обещанного реформаторами улучшения до 1999 г. в целом ухудшались; некоторый перелом этой негативной тенденции обозначился лишь после кризиса 1998 г., заставившего правительство отказаться от ряда догм либерализма и внести серьезные коррективы в проводимую им политику.

    Разнонаправленностъ изменения объемов производства до и после 1998 г. прослеживается по существу во всех отраслях (табл. 1)

    Таблица 1

    Объем производства продукции по отраслям [iv]

    Отрасль

    1998 г. в % к 1990г.

    2002г. в % к 1998г.

    2002г. в % к 1990 г.

    Промышленность

    50

    135

    67

    В том числе:

     

     

     

    электроэнергетика

    80

    103

    82

    топливная

    69

    122

    84

    нефтедобывающая

    69

    125

    86

    нефтеперерабатывающая

    66

    111

    73

    газовая

    87

    108

    94

    угольная

    75

    117

    87

    черная металлургия

    59

    138

    82

    цветная металлургия

    65

    141

    91

    химическая и нефтехимическая

    47

    149

    70

    машиностроение

    41

    151

    62

    лесная, деревообрабатывающая,

     

     

     

    целлюлозно - бумажная

    44

    138

    61

    стройматериалов

    44

    138

    61

    легкая

    19

    145

    27

    пищевая

    52

    140

    73

    В 1998 г. объем промышленного производства сократился по отношению к 1990 г. в два раза. В еще больших размерах уменьшилось производство продукции отраслей обрабатывающей промышленности - машиностроения, легкой промышленности (в 5 раз), стройматериалов, химической, лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной. Меньше среднего уменьшился выпуск продукции в добывающих и сырьевых отраслях - топливной промышленности, черной и цветной металлургии. Наибольшее влияние на сокращение общего объема промышленного производства в этот период оказали машиностроение (около четверти всего снижения), пищевая промышленность (17%).

    В 1999-2002 гг. объем промышленного производства во всех отраслях увеличился. С опережением средних по промышленности темпов происходило восстановление докризисных объемов производства в обрабатывающих отраслях -машиностроении, химической промышленности, строительных материалов, легкой и пищевой, а из сырьевых отраслей - в цветной и черной металлургии. Как и в предшествующий период спада, вклад отдельных отраслей в прирост продукции промышленности определялся двумя факторами - их удельным весом в общем объеме производства и темпами роста их продукции. Наибольшее

    влияние оказали машиностроение (более четверти всего прироста), пищевая промышленность (17%), цветная металлургия (11%), топливная и строительных материалов (9,0-9,5%).

    Тем не менее ни одна из отраслей промышленности объемов производства 1990 г. не восстановила. Продукция промышленности в 2002 г. была ниже уровня 1990 г. примерно на одну треть. Меньшим выглядит сокращение объема производства в электроэнергетике, топливных отраслях и металлургии. Большим остается снижение в отраслях обрабатывающей промышленности.

    Важная черта изменения в первой половине 1990-х гг. структуры производства товаров заключается в снижении удельного веса продукции оборонной промышленности и одновременно - в повышении доли добывающих отраслей. Высокая доля этих отраслей в советской экономике отражала приоритет, уделявшийся развитию военно-промышленного комплекса, и более высокую по сравнению с развитыми странами материалоемкость выпускаемой продукции. Оба отмеченных обстоятельства снижали эффективность производственной структуры советской экономики. Выпуск военной продукции в России в 1995 г. сократился к 1990 г. в 5 раз, тогда как продукция гражданских отраслей промышленности уменьшилась за тот же период на 43% [v]. Проведенное в ходе развернутых реформ сокращение расходов на оборону было одним из крупных резервов перераспределения материальных и финансовых ресурсов в пользу гражданских отраслей, в том числе и для тех, что производили товары и услуги для населения. Но другим следствием такого перераспределения явилось свертывание выпуска наукоемкой продукции, высоких технологий, торможение переоснащения армии новыми видами вооружений.

    Обещания реформаторов улучшить через либерализацию экономики структуру промышленности путем снижения в ней удельного веса добывающих и сырьевых отраслей полностью провалились. Доля этих отраслей в 1990-х гг. не уменьшилась, а возросла.

    Российская статистика, в отличие от советской, сведений о соотношении добывающих и обрабатывающих отраслей не приводит, публикуются данные об удельном весе основных отраслей в общем объеме промышленного производства в текущих ценах и индексы выпуска продукции по отраслям в сопоставимых ценах. Обе группы показателей свидетельствуют о повышении доли добывающих отраслей. В условиях спада это позволяло в известной мере компенсировать неблагоприятные последствия сокращения выпуска товаров отраслями обрабатывающей промышленности. Возобновление роста продукции добывающих отраслей во второй половине 1990-х гг. сыграло также существенную роль в стабилизации работы промышленности после 1998 г. С этого времени проявляется тенденция некоторого опережения роста продукции обрабатывающих отраслей по отношению к добывающим.

    В докладе ТПП содержатся многие из отмеченных выше примеров ухудшившегося по сравнению с дореформенным периодом состояния российской промышленности. Однако его авторы предпочли уйти от обстоятельного выяснения причин такого положения, ограничившись довольно нейтральными ссылками на ошибки прежних правительств. Ошибки при проведении реформ неизбежны, но имеют разные причины и масштаб - одни из них относятся к решению тех или иных конкретных вопросов, другие носят принципиальный, концептуальный характер. Такими являются ошибки реформаторов, когда они некритически действовали в соответствии с рекомендациями радикал-либералов. Неясность позиции по этому вопросу не позволила авторам доклада четко представить новизну и принципы своей программы промышленной политики.

    Концепция и особенности программы ТПП. к огл.

    Программа ТПП остается в рамках либеральной концепции рынка. Главная роль в проведении промышленной политики отводится в ней частному сектору экономики, предпринимательской деятельности. Новым в ней по отношению к теории и практике радикального либерализма предшествующего этапа реформ и политике прежних российских правительств является отход от абсолютизации возможностей рыночного саморегулирования и признание необходимости дополнения рыночных механизмов мерами государственного регулирования рынка. Это видно уже из самого предложения руководству страны разработать и утвердить программу государственной промышленной политики. Ранее правительства от рассмотрения подобных предложений отказывались, а сами эти предложения организациями предпринимателей чаще всего не поддерживались. Опыт четырнадцати лет реформ подтвердил правоту тех, кто критически относился к заявлениям о всемогуществе рынка и преимуществах автоматизма повсеместного применения рыночных инструментов.

    Для теории переходной экономики эта позиция новостью не является. Но ее поддержка влиятельной организацией частного бизнеса - симптом показательный и поучительный. Программа ТПП включает довольно широкий перечень мер государственной поддержки промышленной политики: увеличение налогообложения естественных монополий и изъятия получаемых им рентных доходов в государственный бюджет; снижение налогообложения предприятий и организаций, действующих в конкурентной среде и приближающихся к ней условиях; создание при поддержке государства специального ссудного фонда для облегчения и активизации инвестиционной и инновационной деятельности; завершение финансового оздоровления предприятий и улучшение банковской системы, вступление России в ВТО, сокращение вывоза отечественного капитала, привлечение иностранных инвестиций и др. Этот перечень можно было бы продолжить, но и в сжатом виде он отражает характер пожеланий частного бизнеса правительству относительно государственной поддержки еще не отлаженного и недостаточно надежного рыночного механизма.

    В докладе признается, что до недавнего времени задачи экономического роста и развития, проведения активной промышленной политики правительством "по существу не ставились". "С 1992 г. экономические реформы осуществлялись исходя из приоритета финансовой стабилизации как условия массированного притока в экономику России иностранного и российского капитала". На первый взгляд оценка прежнего курса либеральной стратегии выглядит довольно критической, но на деле лишь прикрывает полный (по крайней мере до 1999 г.) провал этого курса. Упования на значительный приток иностранного капитала не оправдались и по сей день. Финансовая стабилизация также не завершена: профицит федерального бюджета дополняется хроническим дефицитом бюджетов субъектов Федерации, почти 40% общего количества предприятий и организаций остаются убыточными, по-прежнему широко распространены уклонения от налогов, вывод финансовых операций в теневую сферу. Либеральное наследие первого этапа реформ, на базе которого предполагается осуществлять новую промышленную политику, выглядит не столь благополучным, как представляется авторами доклада. Тезис, что "промышленная политика должна строиться не на противопоставлении государственного регулирования и рыночных свобод, а наоборот, на основе сочетания активной роли государства и рыночных механизмов", сегодня поддерживает гораздо большее число предпринимателей. Проблема в том, как этого добиться.

    Возможности накопления капитала путем расширенного воспроизводства, увеличения инвестиций и инноваций у разных групп российского бизнеса неодинаковы [vi]. Соответственно различается способность этих групп активно и эффективно участвовать в реализации промышленной политики. Программа ТПП выражает пожелания государству со стороны той части частного капитала, который самостоятельно справиться с решением существующих в этой области проблем в настоящее время не может. Аналогичная ситуация сохранится для многих его групп и в обозримой перспективе.

    Сказанное подтверждается данными (табл. 2), которые показывают возможности самофинансирования инвестиций. В качестве показателя прибыли взят сальдированный финансовый результат - балансовая прибыль за вычетом убытков; данные относятся к 2001 г. - последнему, за который опубликована финансовая отчетность по отраслям промышленности. Рентабельность активов -отношение сальдированного финансового результата к стоимости активов.

    Изменение рассматриваемых показателей в последующие два года на общих выводах по-видимому не скажется.

    Таблица 2

    Удельный вес отраслей промышленности в прибыли и инвестициях в основной капитал в 2001 г. [vii]
    (в % к итогу по промышленности)

    Отрасль

    Прибыль

    Рентабельность активов

    Инвестиции

    Промышленность

    100,0

    8,8

    100,0

    Электроэнергетика

    9,1

    4,4

    9,3

    Топливная

    42,8

    15,0

    49,6

    В том числе:

     

     

     

    нефтедобывающая

    26,7

    20,1

    32,8

    нефтеперерабатывающая

    3,7

    13,5

    2,6

    газовая

    1,7

    3,2

    10,1

    угольная

    0,4

    1,8

    2,1

    Черная металлургия

    5,4

    8,5

    5,4

    Цветная металлургия

    11,6

    9,9

    7,8

    Химическая и нефтехимическая

    3,6

    7,1

    4,6

    Машиностроение и металлообработка

    13,2

    6,2

    7,5

    Лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно- бумажная

    2,3

    7,6

    2,8

    Стройматериалов

    1,4

    6,3

    1,8

    Легкая

    0,3

    2,6

    0,5

    Пищевая

    7,9

    9,6

    8,2

    Доля всей промышленности

    50,8

    -

    38,7

    В 2001 г. на промышленность приходилось более половины общей суммы прибыли крупных и средних предприятий экономики и около 39% всех инвестиций в основной капитал; рентабельность активов составляла 8,8%. Финансовые условия инвестирования в целом по промышленности выглядят поэтому лучше, чем в других отраслях. Однако в большинстве отраслей промышленности, включая и высокодоходную топливную, их доля в прибыли меньше, чем в инвестициях. Выше это соотношение в 2001 г. было только в цветной металлургии, машиностроении и металлообработке. Так, в топливной промышленности было получено 42,8% прибыли и размещена почти половина всех инвестиций в промышленность. При этом свыше четверти общей суммы прибыли получено нефтедобывающей промышленностью; отраслью использована почти треть промышленных инвестиций. К отраслям со сравнительно широкими возможностями внутреннего финансирования инвестиций относятся далее цветная металлургия, машиностроение и металлообработка, электроэнергетика, пищевая промышленность. В остальных отраслях их доля в инвестициях промышленности меньше удельного веса в прибыли, что косвенно подтверждает большую ограниченность имеющихся у них финансовых ресурсов. Это видно и из сравнения уровней рентабельности активов, которая также выше в добывающих и сырьевых отраслях.

    Программа ТПП сильнее, чем другие из имеющихся по этому вопросу предложений, повернута к среднему и малому бизнесу, хотя и не является по большому счету явно антимонополистической. Вместе с тем рассматриваемая программа представляет определенную альтернативу распространенному ранее либеральному пониманию механизмов реализации промышленной политики. Об отказе от иллюзий относительно всемогущества рынка говорилось выше.

    Программа ТПП противостоит по ряду вопросов построенному на основе либеральных принципов хозяйственному законодательству. Не случайно в специальном приложении перечисляются законы, которые должны быть изменены или подготовлены правительством заново. Предложения программы не совпадают также с некоторыми решениями стратегического характера, принятыми правительством в последние два года относительно продолжения структурных реформ - реструктуризации естественных монополий, отраслей социальной сферы, снижения уровня налогообложения экономики и др. Во многих из этих решений явно просматривается превалирование интересов сырьевого компрадорского капитала. Инициаторы и лоббисты таких решений сохранили свои посты в новом правительстве. Создатели рыночных "механизмов торможения" своих позиций не утратили и будут их отстаивать как при проработке предложений ТПП, так и при принятии тех или иных правительственных постановлений. Иначе говоря, программа ТПП должна конкурировать с иным пониманием задач и методов промышленной политики со стороны других групп предпринимателей, прежде всего олигархически-компрадорского капитала, влияние которого в различных структурах государственной власти до последнего времени было доминирующим.

    Различные группы частного капитала располагают, как отмечалось, неодинаковыми возможностями обеспечения расширенного воспроизводства в соответствии с теми целями промышленной политики, относительно которых в целом имеется согласие - повышение конкурентоспособности, доли продукции обрабатывающих отраслей, наукоемких производств. Кроме того, очевидны неготовность и нежелание многих представителей частного капитала действовать с учетом указанных целей; скорее всего, при принятии решений они будут руководствоваться не общегосударственными, а собственными интересами. Накануне представления последнего президентского послания в печати подчеркивалось отсутствие у российского бизнеса "устоявшейся системы социальных ценностей", и в частности понятий справедливости, честности, равенства перед законом, личной независимости. "На каждом шагу все очевиднее: состоятельные, состоявшиеся, выигравшие от реформ люди в наибольшей степени игнорируют правила, принципы, этические нормы" [viii]. Новые собственники, включая экономически слабый "средний класс", не оправдывают наивных надежд ортодоксальных либералов и их представителей в органах государственной власти и управления на появление ответственных хозяев с новой моралью.

    Несколько соображений о проработке технических аспектов промышленной политики. Сравнение программы ТПП с комплексными программами научно-технического прогресса советского периода показывает, как далеки в этом отношении ее авторы от преимущественно критикуемого ныне прежнего "наследия". Техническое обоснование промышленной политики сегодня практически отсутствует. Существующие научные организации по условиям финансирования, материального и кадрового обеспечения просто не в состоянии возобновить работу на прежнем уровне. Такая задача перед ними даже не ставилась. Нет также институциональной государственной управленческой структуры, способной реализовать подготовленные научными институтами рекомендации. Философия либерализма, согласно которой выбор техники при реализации промышленной политики является преимущественно прерогативой предприятий и осуществляется ими на основе применения рыночных критериев, проблемы не закрывает.

    О методологии анализа структуры промышленности. к огл.

    Рассмотрим некоторые теоретические вопросы анализа структуры современной российской промышленности.

    Доклад основывается на материалах государственной статистической отчетности и отражает уровень научных исследований проблемы - со всеми их плюсами и минусами. Последних на сегодняшний немало. Имеющиеся статистические данные представляют структуру промышленности применительно к ее деформациям, образовавшимся в ходе реформ. Предложения программы неявно исходят из предпосылки сохранения этих деформаций в будущем. Покажем это на примере оценок доли промышленности в современной российской экономике.

    Из сопоставления долей промышленности в ВВП (29%) и налогах (53%) делается вывод о непомерной налоговой нагрузке на промышленный капитал. Однако сравниваемые цифры выражены в разном масштабе цен: доля промышленности - в основных ценах, тогда как ВВП и налоги - в рыночных ценах. Методически сравнение некорректно.

    Как видно из табл. 2, промышленный бизнес является более рентабельным, чем бизнес в других отраслях реальной экономики; менее прибыльным он выглядит лишь в сравнении с финансовыми, прежде всего спекулятивными, операциями. Естественно, поэтому, что и доля промышленности в общей сумме выплачиваемых налогов должна быть выше, чем в макроэкономических показателях, при помощи которых измеряются результаты экономической деятельности.

    Удельный вес промышленности в создании ВВП в 2002 г. измерялся 27% (в основных ценах). Если учесть налоги на продукты и импорт, которые в основные цены не входят и вносятся сверх отпускных цен предприятиями -производителями и импортерами в государственный бюджет (в конечном итоге эти налоги оплачиваются потребителями), то доля промышленности, выраженная в рыночных ценах, должна существенно возрасти. Налоги на продукты и импорт составляли в 2002 г. 13% ВВП и их удельный вес в ходе реформ повышался. Основная часть этих налогов приходится на продукцию промышленности. Но было бы упрощением считать источником косвенных налогов стоимость продукции, созданной в промышленности. Этот вопрос более детально рассматривается далее при оценке доли в ВВП топливной промышленности.

    При анализе современной структуры российской экономики важно видеть влияние на нее изменившихся в процессе реформ соотношений цен на продукцию и услуги основных отраслей, которое выразилось в подвижках внутри самой структуры основных цен. Происходило перераспределение создаваемой в промышленности стоимости в пользу сферы услуг. Результаты такого перераспределения прослеживаются по данным об удельных весах промышленности и торговли в создании валовой добавленной стоимости (ВДС) экономики (табл. 3)

    Таблица 3

    Удельный вес в валовой добавленной стоимости в основных ценах, в % [ix]

     

    1990 г.

    1992 г.

    1995 г.

    1998 г.

    2001 г.

    Промышленность

    37,8

    33,7

    29,0

    29,9

    28,8

    Торговля

    5,7

    28,9

    19,4

    19,4

    23,0

    Торговля охватывает оптовую, включая торговлю продукцией производственно-технического назначения, розничную, внешнюю и общественное питание.

    Изменение пропорций этих отраслей является следствием различий динамики их продукции и услуг в реальном выражении и динамики цен, соотношения которых изменялись таким образом, что доля промышленности сокращалась. В 1992 г. удельный вес промышленности в ВДС уменьшился по отношению к 1990 г. на 4,1 базисных пунктов, тогда как доля торговли увеличилась на 23,2 базисных пунктов. В результате либерализации, дополняемой высоким уровнем инфляции, стоимость, создаваемая в промышленности, перераспределялась в разного рода посреднические и торговые организации и фирмы.

    Динамика физического объема торговых услуг даже с учетом некоторого улучшения их качества не объясняет столь резкого увеличения их удельного веса в создании ВВП. В 1990 г. удельный вес промышленности в ВДС превышал долю торговли в 6,6 раза, в 1992 г. в 1,16 раза и в 2001г. в 1,25 раза. Доля промышленности в ВДС сокращалась, в то время как доля торговли после 1995 г. оставалась стабильной или повышалась. Это объясняется, наряду с изменяющимися соотношениями цен на промышленные товары и размеров торговой наценки, широким распространением трансфертного ценообразования, посредством которого крупные промышленные фирмы переносили реализацию созданного прибавочного продукта из подразделений и филиалов, выпускающих продукцию, в сбытовые организации и торговую сеть. В этом же направлении влияло появление большого числа торговых посредников между производителями товаров и их потребителями. Проблема повышения доли промышленности в ВВП за счет сокращения масштабов ценового перераспределения создаваемой в ней стоимости в торговлю и банковскую сферу в докладе ТПП фактически обойдена.

    В торговле выше оборачиваемость капитала и норма прибыли, меньше необходимая для образования предприятий начальная сумма капитала, шире сфера деятельности малых предприятий, возможности обогащения в условиях несбалансированного рынка. Сильное влияние на увеличение доли торговли оказала также либерализация внешнеэкономической деятельности, позволившая частным фирмам получать большие прибыли вследствие разрыва внутренних и мировых цен. По всем указанным причинам торговая деятельность была и остается одним из самых доступных и привлекательных источников первоначального накопления капитала.

    Большие неясности остаются и относительно реальной доли топливной промышленности. Об ее "вкладе" в сырьевой перекос и роли в послекризисной стабилизации экономики уже говорилось. Но какое место занимает отрасль в экономике? Согласно данным Госкомстата, в топливной отрасли в 2002 г. было произведено 16,4% продукции всей промышленности, в том числе 11,2% составляла продукция нефтедобывающей промышленности (в ценах 1999 г.)[x]. На всю промышленность в том же году приходилось 37,2% валового выпуска экономики (в основных ценах). Исходя из этих данных удельный вес нефтедобывающей отрасли в выпуске внутренней экономики можно оценить в размере 4,1%.

    Сведений о доле нефтедобывающей и топливной промышленности в создании ВВП текущая статистика не приводит. Некоторые данные по этому вопросу дают материалы межотраслевых балансов, но и они относятся к 1999 г. В межотраслевом балансе нефтяная промышленность объединена с газовой, при этом по строке баланса "использование товаров и услуг" показаны продукты нефтегазовой промышленности. Объемы выпуска и использования продукции промежуточного потребления, конечного продукта и валовой добавленной стоимости приведены в двоякой оценке - основных ценах и ценах конечного использования, которые по уровню и структуре могут рассматриваться как рыночные. В 1999 г. нефтегазовой отраслью промышленности было произведено 7,1% валового выпуска и 7,2% валовой добавленной стоимости всей экономики в основных ценах [xi]. Отросли топливно-энергетического комплекса (электроэнергетика, нефтегазовая, угольная и др.) произвели 11,4% валового выпуска и 9,8% валовой добавленной стоимости внутренней экономики. Если же отнести на продукты нефтегазовой промышленности выплаченные по ним налоги на продукты и импорт, то общая доля этих продуктов в ВВП, измеренная в рыночных ценах, составляла 23,7%, или была в 3,3 раза выше, чем в основных.

    При представлении доклада ТПП отмечалось, что на топливно-энергетический комплекс приходится около 20% ВВП. О том, как исчислена данная цифра, ничего не сообщается, методика расчета не изложена. В итоге получается, что предложенный в программе механизм промышленной политики исходит из недостаточно выверенных представлений о реальной структуре российской промышленности. Какой же из приведенных показателей точнее характеризует удельный вес топливно-энергетического комплекса в создании ВВП? Возможны два ответа на вопрос: первый - это доля отрасли в создании ВДС в основных ценах, второй - это доля всех доходов, выплаченных по нефти и продуктам ее переработки, при оценке ВВП по рыночным ценам. Доклад подразумевает скорее всего второй ответ (об этом говорится предположительно, поскольку прямые высказывания по этому поводу в его тексте отсутствуют). По нашему мнению, более обоснованной является первая цифра, так как вторая показывает нечто иное - удельный вес доходов, полученных различными предприятиями и организациями, включая государственные учреждения, в процессе производства и реализации продуктов топливной промышленности.

    Здесь вновь следует возвратиться к обозначенному в начале статьи различию широкого и узкого определений промышленной политики. Промышленная политика в узком ее понимании затрагивает непосредственно процесс создания ВВП. Промышленная политика в более широком смысле связана также с политикой распределения доходов, от рассмотрения инструментов которой авторы доклада отвлечься, естественно, не могли, тем более что при этом происходит утроение величины валовой добавленной стоимости отрасли.

    Политическая экономия еще со времен возникновения классической школы (начало XIX в.) различала процесс создания стоимости и формирования рыночных цен товаров. Стоимость создается в процессе производства, тогда как на цену (ее уровень и структуру) влияют также механизм и инструменты распределения созданной стоимости. Указанное различие признается не только марксистским учением, но и многими сторонниками неоклассической теории рынка, выводы которой лежат в основе методологии СНС. Чтобы не усложнять последующее изложение, будем следовать концепции факторного распределения вновь созданной стоимости, которой придерживаются все сторонники либеральной школы. Согласно этой теории, вновь созданная стоимость при первичном распределении между участниками производства представлена заработной платой и прибылью. Если обратиться к системе национального счетоводства, то приходим к уже рассмотренному выше показателю валовой добавленной стоимости в основных ценах.

    Налоги на продукты и импорт как элемент рыночной цены в СНС показываются вне счетов производства и образования доходов по отраслям и секторам; они отражаются в счете первичного распределения доходов по сектору "государственные учреждения" и в целом по внутренней экономике. По своему содержанию устанавливаемые государством налоги на продукты и импорт являются формой косвенных налогов, надбавкой к вновь созданной стоимости, фактором ценообразования, который изменяет пропорции первичного образования доходов по месту создания стоимости. Участие самой топливной промышленности в образовании налогов на продукты вторично, их объем всецело определяется налоговой и ценовой политикой государства, устанавливаемыми им ставками налогообложения.

    Приведем еще одно соображение против отмеченного завышения доли отрасли в создании ВВП, которое не выходит за рамки традиционной методологии СНС. Согласно принятому в ней пониманию состава экономической деятельности последняя включает наряду с производством товаров предоставление государственными учреждениями нерыночных и рыночных услуг обществу и населению. Стоимость этих услуг рассматривается как выпуск (продукция) сектора государственных учреждений и измеряет (после вычета из стоимости выпуска промежуточного потребления) валовую добавленную стоимость этого сектора в основных ценах. Оплачиваются эти услуги из средств государственного бюджета, один из крупных источников формирования доходов которого представлен налогами на продукты и импорт, в том числе и на энергоносители. Сумма этих налогов представляет в данном случае добавленную стоимость не топливной промышленности, а сектора государственных учреждений. Сказанное согласуется с трактовкой налогов на продукты и импорт как косвенного налога, повышающего конечную цену товаров по отношению к их национальной стоимости (затратам первичных факторов производства исходя из условий внутреннего рынка). Проиллюстрируем сказанное данными за 2001 г. (табл. 4)

    Показатели ВВП, ВНД и ВРД выражены в рыночных ценах. Валовой национальный доход представляет сумму первичных доходов отдельных секторов экономики. Валовой располагаемый доход складывается как сумма конечных доходов секторов.

    Валовая добавленная стоимости внутренней экономики в 2001 г. составляла 49,4% валового выпуска (в основных ценах), из ее объема на промышленность приходилось 28,5%. Участие топливно-энергетического комплекса в создании ВВП следует рассматривать в пределах этой цифры. Сектором нефинансовых предприятий и организаций было произведено 81,9% ВДС, сектором государственных учреждений 8,8%. На ВДС приходилось 87,8% ВВП в рыночных ценах.

    Таблица 4

    Соотношение главных макроэкономических показателей в 2001 г. в основных и рыночных ценахк огл.

    Показатель

    Всего - млрд. руб.

    Предприятия и
    организации

    Государственные
    учреждения

    Валовой выпуск

    16085,2

    13369 2

    1444,1

    Валовая добавленная стоимость

    7944,7

    6506,7

    703,9

    в том числе - промышленности

    2271,7

    2271,7

    -

    Налоги на продукты и импорт

    1094,7

    -

    -

    ВВП в рыночных ценах

    9039,4

    -

    -

    Валовой национальный доход

    8923,9

    2695,0

    1414,5

    Валовой располагаемый доход

    8901,8

    2189,3

    2160,7

    При первичном распределении доходов налоги на продукты и импорт учитываются как доход сектора государственных учреждений; доля этого сектора в ВИД повышается до 15,8%, а удельный вес сектора предприятий и организаций сокращается до 15,8%. Но отмеченное изменение пропорций первичного распределения доходов, как уже отмечалось, не связано непосредственно с участием отдельных отраслей в создании ВВП.

    Недостаточно четкие характеристики в докладе ТПП роли топливной промышленности в российской экономике вызваны неразличением ее участия в создании ВВП и установлении конечной рыночной цены на энергоносители. Удельный вес отрасли в доходах, учитываемых в составе ВВП, определяется не только величиной созданной в ней новой стоимости, но и размерами налогов на продукты - прежде всего, налога на добавленную стоимость и таможенных пошлин. Таможенные пошлины в некотором отношении допустимо рассматривать как часть стоимости, созданной в нефтяной и газовой промышленности, в том смысле, что выражают различие уровней внутренних и мировых цен на продукцию этих отраслей. Что касается внутренних косвенных налогов в форме НДС, то их источник иной, это конечные доходы потребителей продукции топливной промышленности на внутреннем рынке страны.

    В результате перераспределения национального дохода через государственный бюджет и внебюджетные фонды удельный вес сектора государственных учреждений возрастает до 24,7% всей суммы конечных доходов внутренней экономики или выводит его на уровень сектора предприятий и организаций; другая половина конечных доходов поступает домашним хозяйствам населения.

    Выводы. Предложения ТПП о разработке государственной программы промышленной политики назрели и представляют определенный интерес. Согласие относительно общих целей и задач такой программы (повышение конкурентоспособности, технического уровня и качества товаров, доли продукции обрабатывающих отраслей) имеется. Вместе с тем сохраняется неодинаковое понимание приоритетов, форм и методов промышленной политики, степени участия в ее реализации государства и отдельных органов государственного управления. Главным остается различие позиций в этих вопросах сырьевого и промышленно-технологического капиталов.

    Многие предложения подготовленной программы (снижение налогов и улучшение механизмов налогообложения, введение рентных платежей и др.) уже реализуются или намечаются к реализации. К числу крупных предложений, решение по которым правительством еще не принято, прежде всего нужно отнести создание ссудного фонда (само это предложение высказывалось давно, его трудно считать новым). Одобрение программы правительством было бы делом полезным, но и в утвержденном виде она может разделить судьбу многих других постановлений, которые остаются рамочными документами без четко разработанных механизмов реализации.

    В содержании государственной программы промышленной политики целесообразно выделить цели средне- и долгосрочные, причем первые должны быть определены более конкретно, с указанием путей и средств их достижения. Долгосрочные задачи нужно изложить в более общем виде из-за практических трудностей обоснованного долгосрочного прогнозирования.

    При обсуждении содержательной части проекта государственной программы следовало бы обратить внимание на усиление проработки и представления обществу социальных аспектов промышленной политики. Хотя эти вопросы формально и организационно выходят за рамки данной программы, их желательно изложить конкретнее. Иначе программа промышленной политики останется документом для предпринимателей, управленцев и чиновничества и окажется малоинтересной для тех, кто будет участвовать в ее выполнении на предприятиях.

    В публикациях по рассматриваемой проблеме в журнале можно было бы предусмотреть два направления: продолжение обсуждения теоретических и методологических вопросов промышленной политики переходного периода и обсуждение различных вариантов и схем ее реализации. Данная статья ограничивается преимущественно первой группой вопросов.



    [i] Народное хозяйство СССР в 1985 г. С. 58.

    [ii] Народное хозяйство СССР в 1980 г. С. 123; Народное хозяйство СССР в 1985 г. С. 93; Народное хозяйство СССР в 1990 г. С. 348.

    [iii] Плышевский Б. Частный капитал: образование и особенности // Экономист. 2004. № 1.

    [iv] Россия в цифрах 2003. С. 179; Промышленность России. 1996. С. 11.

    [v] Промышленность России. 1996. С. 11.

    [vi] Плышевский Б. Частный и государственный капитал: проблема взаимоотношений // Экономист. 2004. № 6.

    [vii] Финансы России 2002. С. 98; Россия в цифрах, 2003. С. 305, 326

    [viii] Известия. 2004. 24 апреля.

    [ix] Национальные счета России в 1994 - 2001 годах. 2002. С.46.

    [x] Россия в цифрах, 2003. С. 178; Национальные счета России в 1995 - 2002 годах. 2003. С. 51

    [xi] Система таблиц "затраты - выпуск" России. 1998-1999, 2002 // Статистический сборник. С.122-127


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    О промышленной политике

    К постановке и истории вопроса.

    Концепция и особенности программы ТПП.

    О методологии анализа структуры промышленности.

    Соотношение главных макроэкономических показателей в 2001 г. в основных и рыночных ценах


     
    Конференция проходит по инициативе Полномочного Представителя Президента Российской Федерации в Уральском федеральном округе
    Латышева Петра Михайловича
    Спонсоры

    Генеральный спонсор конференции

    ОАО ''УралСвязьИнформ''

    Спонсоры конференции

    Свердловский областной союз малого и среднего бизнеса

    Информационные спонсоры конференции:

    Интерфакс-Урал
    Эксперт-Урал
    ТехСовет
    Деловой Урал
    Действующие лица
    Губернский деловой журнал


    ПОЛОЖЕНИЕ
    о спонсорах III инновационной конференции
    Организаторы
    1. Аппарат полномочного представителя Президента Российской Федерации в Уральском федеральном округе

    2. Российская академия наук
      Уральское отделение РАН
    3. Министерство образования и науки Российской Федерации
    4. Правительство Свердловской области
    5. Администрация г.Екатеринбурга
    6. Российский фонд фундаментальных исследований
    7. Совет ректоров вузов Уральского федерального округа
    8. Экономический комитет по программам развития Уральского региона
    9. Фонд поддержки стратегических исследований и инвестиций Уральского федерального округа
    Рейтинг@Mail.ru
    Рейтинг ресурсов "УралWeb" Rambler's Top100