Флаг и герб Окружная конференция: Активная государственная политика - основа экономического возрождения России  
В начало
Распоряжение
Положение о Совете
Состав Совета
Секции Совета
Конференция

Информационное сообщение о проведении Конференции

Распоряжение
Рабочая группа
Концепция конференции
Секции конференции
Программа Конференции
ПОЛОЖЕНИЕ
о спонсорах III инновационной конференции
Трибуна Конференции
Информация
Законодательство
Аналитика
Полезные ресурсы
- Российские ресурсы
- Зарубежные ресурсы
 
» Конференция » Трибуна Конференции
» (15.10.2004) Институциональные формы науки
Версия для печати
>>к оглавлению

Институциональные формы наукик огл.

А.Селезнев, д-р экон. наук, профессор, государственный советник РФ

Период реформ в России в истекшем и в начале текущего десятилетия характеризуется существенными изменениями институционального характера. В экономике это выражается в формировании и развитии подчиненных переделу собственности образований, в резком увеличении доли частного сектора в объеме ВВП, в превращении его в доминирующий. Все это сопровождалось правовым оформлением таких институтов, как акционерные общества, инвестиционные фонды, коммерческие банки, финансово-промышленные группы, биржи и т. п. Соответствующие изменения коснулись также науки и научного обслуживания. Снижение доходной базы бюджетов всех уровней привело к абсолютному и относительному сокращению бюджетного финансирования науки. Для сохранения материальной базы внедрения в практику результатов наиболее значимых исследований прикладного характера некоторые отраслевые научные организации преобразованы в государственные научные центры. Представители академической и вузовской науки пытались также искать источники "выживания" в механизмах приватизации, охватившей государственный сектор, в возникновении на этой базе негосударственных малых предприятий инновационной направленности. Со временем, после поспешного отказа от централизованного государственного планирования макропропорций, активнее стали использовать программно-целевой метод регулирования, в том числе в отрасли "Наука и научное обслуживание".

Теперь важен анализ того, как институциональные изменения отразились на условиях функционирования и результатах деятельности этой жизненно необходимой сферы.

Государственные научные центры. к огл.

Созданное в 1950-1980 гг. мощное ядро научно-технического потенциала было добротной основой для вывода экономики из системного кризиса и могло послужить созданию качественно новой структуры производства. Однако разрушение единства экономической системы страны, сопровождавшееся потоком приватизации и "шоковой терапии", крайне негативно отразилось на положении промышленного сектора науки, наиболее существенно влиявшего на использование достижений фундаментальных наук в технологических процессах. Сказывалась невостребованность результатов НИОКР производством. Почти приостановилось формирование новых заделов. Не были сохранены складывавшиеся десятилетиями организационные формы единства и кооперации науки и производства. "Несущий каркас" системы "наука - производство" - академические институты, отраслевые НИИ и КБ, вузовские лаборатории и университетские институты, научно-производственные объединения (НПО) были поставлены под угрозу исчезновения. Многие НПО ликвидированы, прекращено финансирование стратегически значимых направлений фундаментальных и прикладных исследований.

Не сразу, но все же была осознана необходимость сохранения и укрепления наиболее мощных исследовательских структур, располагающих уникальной материально-технической и кадровой базой. Этому в известной мере помогло наследие предшествующего развития, связанного с вниманием государства к проблемам научно-технического, технологического развития и глубоким пониманием ведущей роли первого подразделения общественного производства в обеспечении расширенного воспроизводства интенсивного типа. Под давлением сообщества ученых страны было принято решение о сохранении уникальной материально-технической базы науки на основе создания государственных научных центров (ГНЦ): перед ними была поставлена задача сохранения в стране ведущих школ мирового уровня, обеспечения развития научного потенциала в области фундаментальных исследований, подготовка высококвалифицированных научных кадров. Статус был придан 58 исследовательским организациям, среди которых 49 - государственные унитарные предприятия, 7 федеральных государственных учреждений, 2 акционерных общества открытого типа. Они сохранены. Сегодня ГНЦ имеются практически во всех важнейших наукоемких отраслях (металлургия, машиностроение, медицинская промышленность и др.). В них трудятся более 70 тыс. человек - свыше 8% числа занятых исследованиями и разработками в стране. ГНЦ располагают основными фондами на сумму более 35 млрд. руб. Объем выполняемых ими работ составляет свыше 6 -7 млрд. руб. в год.

Но даже придав особый статус названным структурам, обязывавший правительство заботиться об их развитии, государство оказалось не в состоянии оказать им финансовую поддержку, выходящую за пределы задач "выживания". В то же время необходимость развития конкурентоспособности России диктует пересмотр отношения к ГНЦ. Настало время, сохраняя уникальность научно-технического потенциала, решать его с использованием задачи расширенного воспроизводства на интенсивной основе - с созданием качественно новых технологий и техники. Критическое по степени износа, состояние парка оборудования во всех отраслях производства требует ускорения его замены самым современным, ибо только при этом условии возможно создание "запаса прочности" в экономике, необходимого для динамичного экономического роста. Рекомендации отечественных ученых на сей счет, к сожалению, во внимание не принимаются. Нелишне напомнить, как по этому вопросу высказываются специалисты ЦРУ США. "Промышленная база России находится в исключительно изношенном состоянии и должна быть обновлена или модернизирована, если страна собирается достичь уверенного экономического роста"[i]. Для этого все еще остаются объективные предпосылки: в системе ГНЦ, несмотря на сокращение численности занятых более чем на четверть, остается более 8 тыс. специалистов высшей квалификации. В ГНЦ работают десятки академиков и членов-корреспондентов РАН (свыше 190 человек), более 1,7 тыс. докторов наук. Без преувеличения можно сказать, что в ГНЦ находится элита фундаментального и прикладного секторов естественных наук. При востребованности результатов их деятельности и при адекватном содержании научного труда и обеспечении его условий возможны и соответствующие результаты.

Сложившиеся формы прямой финансовой поддержки ГНЦ, механизмы финансирования государственных целевых научно-технических программ не вполне согласуются с решением задач, поставленных на годичном собрании Российской академии наук (ноябрь 2001 г.) и в 2002 г. официально закрепленных в "Основах развития науки и технологий", а также подчеркнутых в последующих посланиях Президента РФ Федеральному собранию. В указанных документах четко прослеживаются задачи обеспечения "прорыва" в новых технологиях и в технике, повышения конкурентоспособности отечественной наукоемкой продукции. Следовательно, решению этих задач должна быть подчинена и государственная финансовая поддержка ГНЦ.

Однако хотя прошло 11 лет со времени создания системы ГНЦ, их деятельность все еще подчинена в основном выживанию и сохранению узких ведомственных секторов науки. Органически целостная эффективная система управления ГНЦ как мощным научным комплексом еще не сложилась.

Необходимость улучшения финансирования ГНЦ продиктована тем, что материализация значимых отечественных научно-технических достижений невозможна без "критической массы" инвестиций для установки современного оборудования. Но она не могла быть обеспечена при прежней схеме финансирования, когда, например, в 1996 - 2000 гг. капитальные вложения по Федеральной целевой научно-технической программе в сопоставимых ценах сократились более чем в 6 раз. После 2000 г., несмотря на то, что увеличение доходов федерального бюджета позволяло как минимум в два раза увеличить бюджетную поддержку науки, и прежде всего ГНЦ, ежегодно планируется профицит, фактически преобразованный в резерв правительства для довольно свободного использования. Явного перелома в развитии ГНЦ как катализаторов инновационного процесса не произошло. Поскольку ГНЦ остаются базисными структурами, в сложившихся условиях единственно способными гарантировать восстановление циклов "исследования -производство - потребление", требуется определить основные условия их эффективного функционирования.

Прежде всего, необходимо создание эффективной системы координационно-регулирующей деятельности государства по отношению к ГНЦ, переориентировка механизмов управления ГНЦ на создание техники и технологии инновационного типа. Сегодня научно-техническая сфера испытывает невиданный прежде дефицит эффективного государственного воздействия, а между тем прокламируется "презумпция" его избыточности, и игнорируются уже принятые решения. Так, в одном из документов Министерства экономического развития и торговли [ii] ставится задача "ввести презумпцию нецелесообразности государственного регулирования в той или иной сфере".

После реорганизации в марте 2004 г. Минпромнауки РФ, когда появилось Министерство образования и науки РФ, к новой управленческой структуре перешел нерешенный вопрос о правах на результаты научно-технической деятельности ГНЦ, полученные за счет бюджетных средств.

Не отработав механизмы функционирования ГНЦ, правительство в последние годы настойчиво лоббировало интересы новых образований, предлагало устанавливать иные статусы - "федеральный научно-производственный центр", "центр науки и высоких технологий", также предусматривающие особые формы их государственной поддержки, порой более значимые, чем предусмотренные для функционирующих ГНЦ. Благодаря этому использовались схемы легализации приоритетной финансовой поддержки образований, не значащихся в составе ГНЦ, нередко не имеющих в качестве соучредителей государственные структуры. Минпромнауки до последнего реформирования самостоятельно формировало их перечни, обеспечивая бюджетную поддержку крупных акционерных обществ, созданных без участия государства в их капитале.

Пока мало сделано для того, чтобы науку и технологии считать высшим приоритетом государства, как это было официально декларировано ("Основы политики Российской Федерации в области науки и технологий на период до 2010 г. и дальнейшую перспективу").

Государство через систему ГНЦ неполно реализует свои полномочия, отраженные в Федеральном законе "О науке и государственной научно-технической политике". Например, правительством не установлен порядок и критерии отнесения оборудования научных организаций к уникальным видам опытно-экспериментального оборудования, наличие которого является условием придания им статуса ГНЦ.

Деятельность ГНЦ с финансовой точки зрения могла бы быть эффективнее, при упорядочении оформления ее результатов как интеллектуального продукта, интеллектуальной собственности. ГНЦ, остро нуждающиеся в финансовых ресурсах, вынуждены заключать договоры на научные разработки с зарубежными партнерами в расчете на получение валютных ресурсов. Однако при этом интересы государства реализуются в ущербной форме: значительная часть дохода достается зарубежным партнерам - как следствие занижения оценки разработок в лицензионных соглашениях. Кроме того, зарубежные партнеры, при заключении соглашений добиваются, как правило, получения исключительных прав, а значит, и основной массы доходов. Известны факты, когда уникальные результаты, воплощенные в новых образцах техники, получившей международное признание, не отражены в учете и отчетности. В частности, в балансе Центрального ордена Трудового Красного Знамени научно-исследовательского автомобильного и автомоторного института Минпромнауки России (НАМИ) не были отражены многочисленные исследования и разработки с опережающими техническими решениями. Например, разработка аксиального двигателя, отмеченного золотой медалью Брюссельской выставки в 1998 г. и бронзовой медалью Женевской выставки в 1999 г., в нематериальных активах НАМИ не числилась как объект интеллектуальной собственности.

Восстановление координационно-регулирующей роли государства в научно-технической сфере предполагает его содействие укреплению финансов ГНЦ. В планировании их деятельности должна занять достойное место система государственного заказа на выполнение НИОКР. Надо считаться и с тем, что при всей важности роста внебюджетных источников финансирования научных исследований и разработок (их доля приблизилась к 50% общей суммы финансирования) приоритетное бюджетное финансирование остается основным рычагом государственного регулирования этой сферы. Поскольку здесь не всегда эффективной может быть схема финансирования "под результат", требуется критический пересмотр всей системы организации и финансирования науки. В связи с этим не следует, как это практиковалось в последние годы, игнорировать использование института бюджета развития для объединения интересов исследовательских и иных инновационных структур на основе консолидации ресурсов государства и инвесторов или инвестиционного кредитования. Существенное значение имело бы повышение уровня оплаты труда занятых в ГНЦ работников, который остается на уровне среднего в науке.

Государственные научные фонды. к огл.

В ситуации резкого снижения востребованности результатов НИОКР в годы "шоковой терапии" спасительной мерой было создание Российского фонда фундаментальных исследований (1992 г.), а затем Российского гуманитарного научного фонда (1994 г.). Их доля в расходах федерального бюджета на гражданскую науку составляет соответственно 6 и 1%. (На 2004 г. общая сумма расходов федерального бюджета на науку составляет 46 млрд. руб.)

С переходом на рыночные принципы функционирования, когда возникли негосударственные научные организации (с ограничением государственного участия 25% в их уставном капитале), начался "переток" научных кадров в бизнес, так или иначе связанный с наукой и использованием ее результатов. Произошла определенная диверсификация деятельности и, как следствие, -рост числа научных организаций и усиление текучести кадров. Если в 1990 г. было около 4000 НИИ всех видов с общей численностью занятых около 3 млн. человек, то к 2000 г. в 4200 НИИ оставалось только 800 тыс. человек, тогда как 160 тыс. человек были заняты в малых инновационных предприятиях, численность которых достигла 30 000 юридических лиц[iii]. Соответственно законодательно была декларирована государственная поддержка малых компаний в научно-технической сфере. В 1994 г. был создан Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, доля которого первоначально была установлена на уровне 0,5% общей суммы расходов федерального бюджета на гражданскую науку и постепенно была доведена до 1,5%. Например, в 2002 г. этот фонд составил 434 млн. руб. По статусу он неблаготворительный и используется как инструмент финансовой поддержки лизинга оборудования - предоставлением кредитов со ставкой до половины учетной ставки Центрального банка, создания инфраструктуры, льготной аренды площадей и т. п. Благодаря финансовой поддержке отдельные инновационные структуры сумели окрепнуть и стать крупными производителями программных продуктов, стоматологических препаратов и техники, лазерных медицинских аппаратов, электрохирургических инструментов ветеринарных препаратов, научных приборов, приборов охранной пожарной сигнализации и т. п., не уступающих лучшим зарубежным аналогам по основным потребительским параметрам и дизайну. Однако этот фонд до сих пор использует методы финансовой поддержки, продиктованные лишь условиями "выживания" инновационных предприятий в конкурентной среде при практически неограниченном импорте. Крупные предприятия, не имеющие средств для инноваций и соответствующего спроса на свою продукцию, не в состоянии стимулировать увеличение объемов производства малыми инновационными предприятиями. Сказывается отсутствие "замкнутой цепи" в системе инноваций, поэтому фонд должен быть органично вписан в общую схему активизации инновационного процесса. Но это возможно при условии вертикальной интеграции в сфере инноваций.

Финансовая поддержка научных исследований за счет средств специальных фондов, аккумулирующих в общей сложности 8,5% расходов федерального бюджета на гражданскую науку, осуществляется на конкурсной основе с использованием научной экспертизы. Решающими критериями деятельности фондов являются научная перспективность проектов, их значимость для социально-экономического и культурного развития страны. Идея использования названных фондов зиждется на учете того, что в развитых странах аналогичные фонды стали наиболее эффективным инструментом сохранения и развития национального научного потенциала. В России перечисленные фонды позволили возобновить индивидуальные и коллективные исследования, что особенно важно для развития гуманитарных наук, где исследовательский процесс осуществляется зачастую небольшими коллективами. Археологи, геологи, картографы, геодезисты, природоведы в широком смысле этого слова получили возможность организации научных экспедиций. Появилась возможность издания научных трудов и закупки научного оборудования, организации всероссийских и международных научных конференций. Получили финансовую поддержку научные библиотеки - в 2002-2004 гг. она достигла 146,6 - 175,0 млн. руб. В табл. 1 представлены результаты конкурсов РФФИ за 10 лет.

Таблица 1 Конкурсы исследовательских и издательских проектов РФФИ (1993-2002 гг.)

 

 

1993 г.

1994 г.

1995 г.

1996 г.

1997 г.

1998 г.

1999 г.

2000 г.

2001 г.

2002 г.

За 10 лет

Поступило заявок (тыс. ед.)

17,7

12,9

11,6

15,2

11,1

10,5

9,9

8.2

9,0

9,5

116

Проекты, получившие

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

финансовую поддержку (тыс. ед.)

3,02

2,82

2,96

4,89

2,82

3,29

3,31

3,03

3,30

3,31

32,8

Количество научных

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

организаций, в которых

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

работают участники конкурса

830

750

643

804

683

740

678

708

776

750

1500

Финансируемые проекты

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

(новые и переходящие) - тыс. ед.

3,02

5,50

6,84

8,22

8,77

9,29

8,09

8,37

8,70

8,65

32,8

В последние годы на все формы финансовой поддержки за счет средств РФФИ выделялось: в 2002 г. - 1734,4 млн. руб.; в 2003 г. - 1963,77; в 2004 г. -2386,6 млн. руб. В среднем на одну научную организацию в разные годы приходилось от 4 до 12 научных проектов, причем доминировали, как показывает дополнительная информация, академические институты. Благодаря функционированию РФФИ финансовую поддержку ежегодно получают около 50 тыс. ученых, к участию в подготовке научных проектов привлечено более 3 тыс. аспирантов и студентов. Из общего числа работающих в пяти государственных академиях 840 академиков (РАН, РАМН, РАСХН, РАО, PAX) 580 являются руководителями проектов, финансируемых РФФИ. Аналогичная ситуация и в РГНФ, но масштабы его финансовой поддержки ученых более скромные.

При всех положительных аспектах функционирования научных фондов практика их использования небезупречна и нуждается в совершенствовании. Прежде всего, исходное распределение средств для конкурсного финансирования по отраслям наук не вполне обосновано. Средства изначально выделяют "по числу проектов", а не по значимости или воздействию данной отрасли науки на общественное развитие, без должного учета масштабов того или иного "цеха" науки. Требуется существенное улучшение нормативно-правового обеспечения деятельности фондов. Особенно это касается деятельности системы экспертных советов, для которой характерным стал замкнутый корпоративизм, зачастую проявляющийся в "отсеве" по результатам конкурса проектов "провинциальных" заявителей и научной молодежи. Правда, надо признать и то, что в центрах концентрации научной мысли научный уровень конкурсных проектов существенно выше. Необходим также пересмотр уставов фондов, закрепление порядка резервирования средств на непредвиденные расходы. Получает распространение опыт не предусмотренного действующим законодательством использования части средств фондов на "экстренные" конкурсы, например, проводимые РФФИ и не всегда вписывающиеся в содержание понятия "публичный конкурс". На "экстренные" конкурсы выделяется около 2,6% общей суммы расходов РФФИ. Уставом фонда это не предусмотрено. Всего на внеконкурсной основе использовалось до 13% средств РФФИ в 2002 г. и более 12% - в 2003 г. Сам факт внеконкурсного выделения средств ставит под угрозу перспективу эффективного функционирования фонда, поскольку и затраты, и результаты при этом оказываются негласными.

Материалы проверок Счетной палатой РФ показывают, что в работе РФФИ нередки случаи поддержки научных конкурсных проектов по ранее законченным исследованиям, в связи с чем выделенные на исследования средства используются на иные цели. В частности, подобным образом выделялись средства на создание в 2002 г. лекарственного препарата "Семакс-1% раствор", по которому Институтом молекулярной генетики РАН было получено разрешение на промышленный выпуск за год до этого - в 2001 г.

Общей проблемой повышения эффективности деятельности научных фондов является существенное улучшение государственного регулирования их функционирования. Необходимо узаконить возможность привлечения внебюджетных средств в качестве дополнительного источника финансирования научных исследований и реализации издательских проектов. Сегодня бюджетная сфера в целом, в которой насчитывается свыше 40,7 тыс. учреждений, широко использует внебюджетные источники (таких организаций уже более 27 тыс., причем около трети бюджетных учреждений используют более 25% внебюджетных источников финансирования). Дальневосточное отделение РАН на начало 2004 г. имело долю внебюджетного финансирования 15,81%, Уральское отделение РАН - 25,83%, Российская академия образования -18,79%. Подобная доля в РФФИ составляла 0,36%, в РГНФ - 0%. Внебюджетные источники практически не используются. Об этом приходится вести речь в связи с тем, что издательства, которым передаются средства на издание научной литературы в рамках конкурсных издательских проектов, как правило, являются негосударственными. Получая финансовую поддержку, они ограничиваются выпуском небольшого количества обязательных экземпляров, не связывая себя доведением изданий до специалистов по всей территории страны. В результате научная общественность недостаточно информирована о результатах исследований и не имеет должного материала для оценки обоснованности выделения средств на подобные издания. К сожалению, в негосударственных научных издательствах реализуются интересы не только околонаучного бизнеса, но и бюрократии научных фондов.

Самое существенное - до настоящего времени научные фонды должным образом не участвуют в реализации федеральных целевых программ. Поддерживаемые ими научные проекты формируются спонтанно, недостаточно согласуются с утвержденными президиумом Академии наук приоритетами в научной сфере. Спонтанность формирования тематики исследований частично обусловлена практикой "втягивания" ученых в выполнение исследований в интересах западных заказчиков, финансировавших поддержку избранной тематики. Поэтому нельзя было раньше и нельзя в перспективе рассчитывать на высокую результативность таких исследований с точки зрения приоритетов государства. Существенного улучшения ситуации вследствие оказания финансовой поддержки науки со стороны международных организаций не будет, как не было и в недавнем прошлом. Например, в 1991-2000 гг. интенсивно (табл. 2) она оказывалась в реализации программ, в которых были заинтересованы прежде всего зарубежные инвесторы. "Помощь России" была в расчете на получение дивидендов инвесторами, т. е. преимущественно в их интересах. Хотя в целом она была немалой, но было бы полезно сопоставить ее с суммами, выделяемыми на оплату услуг зарубежных консультантов за счет средств, заимствованных у международных финансовых организаций. Потери были несравненно больше приобретений.

Таблица 2

Основные расходы зарубежных научных программ на оказание финансовой помощи России в 1991-2001 гг.

 

Программа

Сумма тыс. долл.

В% к итогу

Международная ассоциация ЕС

139808,4

26,7

Международная Соросовская программа образования
в области точных наук

109000,0

20,9

Международный научный фонд

104400,0

20,0

Научный и технический центр на Украине

52000,0

10,0

Совет по естественно-научным и техническим исследованиям Канады

23570,9

4,5

Фонд гражданских исследований и развития США

22308,5

4,3

Голландская организация научных исследований

20000,0

3,8

Национальный научный фонд США

15000,0

2,9

Научно-исследовательский союз Германии

13000,0

2,5

Европейская организация аэрокосмических исследований и развития,
Научно-исследовательский сектор ВВС

10000,0

1,9

Британский благотворительный фонд

3864,90

0,74

Американское физическое общество

3390,0

0,65

Национальное агентство по развитию США - сельскохозяйственный
исследовательский центр

2700,0

0,51

Британский совет.

2604,1

0,5

Американский институт физики

550,0

0,1

Итого

522000,0

100,0

Источник: Общая газета. 2001. 7 ноября. № 44(430).

Публично пока никак не обозначены научные достижения на базе указанных в табл. 2 объемов финансовой поддержки. С точки зрения открытости конкурсов неплохо бы довести до сведения научной общественности хотя бы ключевые слова из текстов научных отчетов "спонтанно" формируемой тематики. И тогда стало бы ясно, что они во многом совпадают с ключевыми словами научных отчетов по российским грантам (так называлась форма предоставления финансовой поддержки), финансировавшимся по конкурсным исследовательским проектам РФФИ и РГНФ, что в принципе должно быть исключено по определению.

Федеральные целевые программы. к огл.

После Второй мировой войны под влиянием беспрецедентных в истории человечества темпов возрождения на плановой основе экономики СССР планирование национальных экономик во всем мире в том или ином масштабе, в той или иной форме стало объектом тщательного изучения и практикой государственного регулирования. Во Франции был даже создан соответствующий комиссариат. Естественно, что открыто признаваемый переход к плановым методам регулирования экономики в развитых капиталистических странах политически был неприемлем. В нашей стране это стало теперь тоже проблематичным. Однако рано или поздно придется осознать необходимость обеспечения эффективного функционирования государственного сектора экономики с использованием государственных заказов и реализацией целевых программ, что имеет много общего с планированием. К сожалению, в России программно-целевой метод регулирования экономики и социальной сферы подвергается значительной дискредитации - точно так же, как остатки государственного сектора используются для "доказательства" его неэффективности. Об этом свидетельствует опыт разработки и реализации федеральных целевых программ. Выявились существенные изъяны одновременной реализации большого числа программ: распыление ресурсов по множеству осуществляемых мероприятий, использование части средств не по назначению, неполное финансирование и в связи с этим в ряде случаев невысокая результативность реализации программ, вызывающая вопрос о целесообразности их дальнейшего применения. С 1996 по 1999 г. ежегодно финансировалось: в 1996 г. - 96; в 1997 г. - 111; в 1998 г. - 131; в 1999 г. - 155 программ. С учетом президентских бюджетных посланий, в которых ставилась задача провести инвентаризацию программ, уменьшить количество и улучшить качество всей работы, связанной с их подготовкой и осуществлением, был взят курс на сокращение числа одновременно реализуемых федеральных целевых программ. В связи с их неполным финансированием на 2003 г. количество федеральных программ было сокращено в три раза - до 51 - с общим годовым объемом финансирования 142,7 млрд. руб. Неудовлетворительное финансирование реализации федеральных целевых программ (например, в 1998 г. в связи с дефолтом из общей суммы предусмотренного финансирования - 37,3 млрд. руб. - было выделено только 14 млрд. руб.) придает им во многом имитационный характер. Цели достигаются лишь частично. Это относится и к ряду программ: федеральная целевая научно-техническая программа "Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития науки и техники" на 2002-2006 гг.; федеральная целевая программа "Интеграция науки и высшего образования России на 2002-2006 гг."; федеральная целевая программа "Электронная Россия (2002-2010 гг.)" и др.

К числу особенно плохо выполняемых относится, в частности, программа интеграции науки и высшего образования. Интеграция науки и образования как фактор взаимодействия и повышения качества работы той и другой сфер явно недооценивается. В стратегическом плане такая интеграция -определяющее условие динамичного развития не только научно-образовательной сферы, но и всего общества. Регулирование процесса интеграции науки и высшего образования на основе использования программно-целевого метода было начато в 1997 г. Осуществлялась федеральная целевая программа "Государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки на 1997-2000 гг." (государственные заказчики - Минобразования России и РАН). Несмотря на исключительную значимость программы и ее определенные позитивные результаты, задачи укрепления и развития взаимодействия научных учреждений и высших учебных заведений были реализованы далеко не полно - прежде всего, вследствие неудовлетворительного финансирования. Из предусмотренных 3,2 млрд. руб. фактически было выделено 1,21 млрд. руб. -лишь 40,2%, что привело к значительному сокращению программных мероприятий - с 29 до 7, к нарушению их комплексного характера. Наиболее значимые факторы интеграционных процессов не были использованы в полной мере. Отрицательно сказался формальный характер координации государственных заказчиков и других субъектов управления названной программой. Из-за неудовлетворительного финансирования программы студенты и аспиранты к реализации программных мероприятий практически не привлекались, а без приобщения обучающейся молодежи к решению научных проблем вообще трудно представить интеграцию науки и образования.

С учетом ряда проблем реализации названной программы и нерешенности основных задач в ее рамках в сентябре 2001 г. в целях дальнейшего развития интеграции науки и высшего образования была принята новая федеральная целевая программа интеграции науки и высшего образования на 2002-2006 гг. К сожалению, она воспроизводит все пороки, присущие "закрытой" программе. Финансовое обеспечение новой программы определяется в размере 37,6% объема финансирования, который был обозначен в программе 1997-2001 гг. (без учета инфляции). На 2003 г. было предусмотрено выделение средств федерального бюджета в сумме 219,5 млн. руб. "Цена" этой программы - 1 руб. 53 коп. на душу населения в год. Конечно, это абсолютно не соответствует значению и масштабам новой программы, поэтому существенного результата не будет. Он проявится в неэффективном "освоении" средств. Потому актуален вопрос увеличения финансового обеспечения программы в проектах федерального бюджета на оставшиеся 2005-2006 гг.

Как известно, правительство в проекте федерального бюджета на 2005 г. снова предусматривает профицит в сумме 187 млрд. руб. - 1% ВВП и 6% предполагаемых доходов бюджета. Эта сумма значительно превосходит расходы по всем наиболее крупным разделам функциональной классификации федерального бюджета. Можно было бы поубавить аппетиты бесконтрольного использования колоссальных в условиях деградирующей экономики объемов финансовых ресурсов и направить их на объединение усилий науки и образования, в том числе не только высшего, но и среднего, поскольку оно является базой высшего. Программа должна быть распространена на весь цикл - от школьной парты до научной лаборатории, от возможности пользования самым современным компьютером в сельской школе при участии школьников во всероссийских олимпиадах до возможности каждого студента пользоваться электронной библиотекой на различных языках народов мира. На деле это означало бы увеличение целевой финансовой поддержки всех звеньев системы образования, где выявляют и поддерживают таланты, планомерной поддержки университетских комплексов, прогрессивных форм привлечения в науку талантливых студентов, поиска и апробирования новых форм интеграции науки и высшей школы, а высшей - с общеобразовательной. Было бы правильным решение по объединению части средств, выделяемых трем вышеназванным бюджетным фондам, для содействия интеграции науки и образования. Надо в полной мере использовать в этих целях организационные возможности, связанные со слиянием прежних министерств в единое Министерство образования и науки РФ (в соответствии с Указом Президента РФ "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти" от 9 марта 2004 г.).

Наиболее актуальной проблемой совершенствования программно-целевого метода регулирования сферы науки и научного обслуживания остается усиление их инвестиционной направленности и научного обеспечения их содержательной части. Соответственно инвестиции должны доминировать в составе расходов по программе, включая НИОКР. Практика же до сих пор такова, что преобладают расходы на прочие нужды. В частности, из предусмотренного на 2001 г. объема финансирования федеральных целевых программ за счет федерального бюджета в сумме 58,08 млрд. руб. лишь 10,38 млрд. руб. намечалось на НИОКР и 15,04 млрд. руб. - на инвестиции, соответственно 17,9 и 25,9%, а на прочие нужды - 56,2%. По программам, реализуемым в 2003 г., капитальные вложения предусматривались на уровне 21,2%, затраты на НИОКР - 10,2% и на прочие нужды - 68,6%.

Как видно, процесс разработки и реализации государственных целевых программ федерального уровня, в том числе научно-технических, отражает основные положения бюджетной политики пореформенной России, определяющая особенность которой - превращение федерального бюджета в бюджет текущих расходов, при низкой доле капитальных вложений. В течение всего периода разработки и реализации целевых программ не устанавливались и не контролировались показатели эффективности.

Приватизация в сфере науки и научного обслуживания. к огл.

После "перестройки" 1985-1990 гг. состояние экономики России было удручающе неблагоприятным. Для экономики и социальной сферы была характерна неспособность хозяйствующих субъектов и региональных властей к принятию жизненно значимых решений. Давала о себе знать монополизация производства и в силу этого его слабое реагирование на изменение структуры потребностей, вылившееся в утверждение принципа "предлагать то, что еще производится", тогда как в экономических системах развитых стран последовательно проводился принцип "производить то, на что растет спрос". Структурные преобразования в сфере производства требовали колоссальных ресурсов, но возможность их концентрации система утратила. В отраслях социально-культурной сферы и науки, где возможно выделение средств "под результат", была прекращена практика соизмерения затрат с результатами.

После разрушения СССР и "обвального" снижения объемов производства, а значит, и доходов бюджетов всех уровней, получатели бюджетных средств в науке и научном обслуживании оказались в наиболее тяжелом положении. Надежды возлагались на приватизацию, в результате которой, по ожиданиям ее идеологов, должна была забить ключом частная инициатива и существенно возрасти доходы федерального бюджета. Однако по реализуемой в России схеме приватизация (без вертикальной интеграции) не могла создать всю совокупность необходимых для этого условий. Кроме того, были и прямые нарушения. Денационализация привела к разукрупнению научных организаций. Число организаций по отрасли "Наука и научное обслуживание" росло (1994 г. - 72,2 тыс. ед.; 1995 г. - 91,1 тыс. ед.; 1996 г. - 96,8 тыс. ед.), но общая ситуация возрастания неопределенности привела к сокращению среднегодовой численности занятых в отрасли с 2769 тыс. человек в 1991 г. до 1514 тыс. человек в 1996 г., или в 1,8 раза. Произошли заметные изменения в структуре персонала: численность исследователей сократилась в 1,7 раза, их удельный вес в персонале - с 52,4% в 1992 г. до 48,9% в 1996 г.; численность техников уменьшилась в 2,1 раза, удельный вес этой категории снизился соответственно с 11,7 до 8,8%; численность вспомогательного персонала сократилась в 1,5 раза. Низкой стала заработная плата. Результативность науки с точки зрения доведения результатов исследований до практического применения упала. По данным Роспатента, в 1993-1996 гг. произошло снижение в 1,39 раза числа поданных патентных заявок (в 1993 г. - 32216, в 1996 г. -23211), в том числе в 1,58 раза со стороны отечественных заявителей (в 1993 г. - 28478, в 1996 г. - 18014).

Ухудшение материального положения ученых в условиях инфляции шло гораздо интенсивнее. Основным источником финансирования науки являлись бюджетные средства, направляемые главным образом на оплату труда работников и на первоочередные текущие расходы (оплата коммунальных услуг). Материально-техническая база исследований продолжала ухудшаться. Капитальные расходы в эти годы, связанные с поддержанием и развитием основных фондов, были крайне незначительны. Научное оборудование по моральному и физическому износу достигло критической отметки.

С 1994 г. приватизация в сфере науки пошла интенсивнее. Государственная программа приватизации предусматривала завершение к 1 июля 1994 г. приватизации с использованием приватизационных чеков и начало так называемой денежной приватизации. И хотя названной программой была запрещена приватизация органов научно-технической информации, предприятий и объектов научной и опытно-производственной сферы, входящих в состав различных государственных академий - Российской академии наук, Российской академии сельскохозяйственных наук, Российской академии медицинских наук, Российской академии образования (РАО), Российской академии художеств (PAX), общая атмосфера "приватизационного бума" распространилась и на эту сферу.

В процессе приватизации в отрасли ставилась задача получения денежных средств на реализацию инвестиционных условий в сумме 169,3 млн. руб., однако на деле получено лишь 6,67 млн. руб. (3,9%). Это было обусловлено невыполнением инвестиционных условий. Непоследовательность в их определении фактически приводила к завершению приватизации без инвестиций - с незаконной передачей коммерческим структурам находящихся в федеральной собственности имущественных комплексов научной сферы, на базе которых развивался бизнес. Это относится к ряду объектов РАН. Перечисление их составило бы большой список. "Притока" денежных средств на реализацию социальных условий в эти годы не предусматривалось (табл. 3).

- Таблица 3 Результаты приватизации в сфере науки и научного обслуживания

 

 

1994-1997 гг.

1998-2003 гг.

Итого 1994-2003 гг.

Число приватизированных государственных и муниципальных унитарных предприятий, объектов (единиц) - всего

606

86

692

Получено средств от приватизации (в масштабе цен, действующем с 01.01.1998 г.) - без инвестиций, млн. руб.

61,67

78,35

140,02

Из них:

 

 

 

от продажи недвижимости

 

6,04

6,04

от продажи земли

1,09

9,03

10,12

от продажи акций открытых акционерных обществ

33,08

22,40

55,5

На реализацию инвестиционных условий

6,56

0,11

6,67

На реализацию социальных условий

-

0

0

Прочие

20,93

40,77

61,70

Оценка имущества на дату приватизации (в масштабе цен, действующем с 01.01.1998 г.), тыс. руб

52,46

5,20

57,66

Площадь объектов недвижимости, отчуждаемых при приватизации, тыс. м 2

 

12,0

12,0

Площадь земельных участков, отчуждаемых при приватизации, тыс. м 2

100,0

566,0

666,0

Несмотря на то что действующим законодательством предусматривалась приватизация с инвестиционными условиями, ориентированными на непременное улучшение социальной защищенности граждан и на развитие объектов социальной инфраструктуры, в действительности результаты были противоположными. Символические величины средств на инвестиции в связи с приватизацией не могли привести к улучшению положения дел в отрасли. Произошло ухудшение. Бизнесом были заняты земельные участки, закрепленные за научными организациями. Это создавало условия дальнейшего сокращения научного потенциала. Если в 1996 г. численность персонала, занятого исследованиями и разработками, составляла 990,7 тыс. человек, то в 2002 г. - 882, 2 тыс. человек. Наиболее интенсивно шел отток из отрасли исследователей и техников. В 1996 г. их численность составляла 572,6 тыс. человек, а в 2002 г. - только 497,5 тыс. Число выданных патентов по результатам НИОКР начиная с 1997 г. постоянно уменьшалось. В 2001 г. было выдано 16292 патентов, тогда как в 1996 г. - 33575, в 1997 г. - 45975 патентов.

Сказалось широко распространенное содействие государственными органами реализации интересов частных лиц в ущерб государственным. Снижение уровня учетной, оценочной и статистической работы неизбежно обусловливало разночтения по составу объектов имущественных комплексов, приводило к занижению стоимостной оценки имущества, арендной платы, что противоречило интересам государства.

При создании акционерных обществ с участием РАН не прослеживалась реализация ее экономических интересов, а в отдельных случаях это осуществлялось явно в интересах иностранных участников, с ущербом для российской стороны. Несмотря на изъяны приватизации, распоряжением Правительства РФ от 20 августа 2002 г. был утвержден прогнозный план (программа) дальнейшей приватизации федерального имущества на 2003 г. Позднее утверждены прогнозный план (программа) приватизации федерального имущества на 2004 г. и основные направления приватизации федерального имущества до 2006 г., не исключая сферу науки и научного обслуживания. В этих документах не вполне учтены положения Послания Президента РФ Федеральному собранию РФ от 18 апреля 2002 г. "О положении в стране и основных направлениях внутренней и внешней политики государства". В нем, в частности, подчеркивалось, что "приватизация, с одной стороны, избыточна, с другой - не полна. Законов принято даже слишком много. Многие из них дублируют друг друга, но в целом ряде случаев так и не решают поставленных задач". Основной порок приватизации в любой сфере - подчиненность политики "разгосударствления" собственности достижению политической цели - формированию "среднего класса" "под давлением узких, групповых или ведомственных интересов". Не была исключением и наука.

На основе предварительного анализа итогов приватизации в сфере науки и научного обслуживания нельзя не сделать вывода о необходимости системной ревизии соответствия подзаконных нормативных правовых актов, регулирующих процесс приватизации, действующему законодательству. Требуется также организация всестороннего статистического учета и мониторинга, отражающего процесс приватизации по единой методологии с отчетом по наиболее существенным количественным и качественным показателям. В связи с широким распространением приватизационных процедур в области науки без инвестиционных условий или с формальностью этих условий нанесенный государству ущерб никем не определялся в полном объеме, хотя остается значимым. Настало время его определить и внести изменения и дополнения в действующие законодательные акты, предусматривающие отмену актов приватизации, по которым инвестиционные условия не выполнены, но имущество научных организаций используется в интересах бизнеса. Должна быть в дальнейшем исключена приватизация без инвестиционных условий в какой бы то ни было сфере.

В настоящее время активно обсуждается вопрос совершенствования и увеличения относительно объема ВВП доли бюджетного финансирования науки и научного обслуживания как базисного фактора научно-технического прогресса и активизации экономического роста. Не следует снимать с повестки дня и вопрос компенсации всех не оплаченных околонаучным бизнесом выгод вследствие получения за бесценок или в бесплатное пользование государственного имущества. В рамки закона следует поставить использование бизнесом и прочими организациями всех объектов имущественных прав, закрепленных за научными организациями.

Однако сегодня это не должно вылиться в борьбу с частным бизнесом, подобно тому как борьба с бедностью вылилась в борьбу с бедными. Частный сектор в научном обслуживании возможен. В гораздо более узких пределах он возможен в самой науке, использующей эффект всеобщего труда, получаемый вследствие объединения в совместном труде как результатов труда предшественников (открытий и изобретений, сделанных в прошлом), так и опыта, знаний современников. Здесь обобществление выступает как историческая тенденция, которую приватизация не в состоянии преодолеть, не причиняя вреда науке. Поскольку в научном обслуживании возможна эффективная деятельность негосударственных структур, что подтверждено опытом их финансовой поддержки Фондом содействия развитию малых предприятий в научно-технической сфере, коммерциализация новых научных знаний непременно должна быть подчинена реализации интересов общества. Такие структуры целесообразны с участием государства при соответствующей вертикальной интеграции производителей и потребителей. Бизнес развивается по законам товарного производства и во все сферы внедряет свои критерии и принцип наживы, это коснулось и науки. Но требуется соблюсти меру.

Для всех преобразований в сфере в науки и научного обслуживания за последние годы явно недоставало государственной стратегии. Поэтому сложившиеся способы формирования управляемой "парламентской демократии", гарантирующей поддержку любых действий исполнительной власти в области управления, оказываются ущербными. Это главная причина, вследствие которой институциональные формы реализации интересов государства оказались поспешно внедренными, а значит, и несовершенными. Более того, они могут ухудшиться, если произойдет более широкая приватизация бюджетной сферы.

Введение новых институциональных форм государственного регулирования научной сферы, как и регулирования социально-экономических процессов в целом, может дать ожидаемый эффект только по мере реализации принципа системного, комплексного подхода к использованию этих форм. Его определяющим принципом должно служить органическое единство всех элементов системы, их функциональная соподчиненность и направленность на достижение общей цели. Академии наук, вузы, отраслевые ГНЦ и НИИ, научные фонды должны быть звеньями единой цепи, подчиненными достижению определенной цели в развитии человека, в охране его здоровья, в совершенствовании всех элементов производительных сил. При таком подходе будет ясно, какие науки в чем отстали и что требуется делать при государственной поддержке. И тогда будет отчетливо видно, кого и в чем поддерживать - действительно ли инвестировать развитие науки или раздавать подачки частным структурам в качестве дани "вхождения в рынок". Поскольку подобный процесс охватывает, как правило, довольно длительный период, естественен вывод: целесообразно считаться с накопленным десятилетиями опытом и совершенствовать систему в функциональном плане, не допуская одновременной ломки всего и вся в надежде, что все новое лучше только потому, что новое. Ели оно не имеет концептуального стержня, то привносит новые проблемы, для решения которых всегда требуется еще больше средств. А их следовало бы выделять под реализацию функций. С этой точки зрения требует серьезного анализа осуществляемая реформа системы управления, в функциональном аспекте явно не отработанная. Нет в ней и научного элемента в управлении наукой.



[i] Географический справочник ЦРУ. Екатеринбург: У-Фактория, 2004. С. 428.

[ii] Итоги деятельности Министерства экономического развития и торговли Российской
Федерации в 2003 году и задачи министерства на 2004 год.

[iii] Бортник И. М. Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере // Федеральный справочник. 2003. № 12. С. 358.

"Экономист", №9, 2004 г.


ОГЛАВЛЕНИЕ

Институциональные формы науки

Государственные научные центры.

Государственные научные фонды.

Федеральные целевые программы.

Приватизация в сфере науки и научного обслуживания.


 
Конференция проходит по инициативе Полномочного Представителя Президента Российской Федерации в Уральском федеральном округе
Латышева Петра Михайловича
Спонсоры

Генеральный спонсор конференции

ОАО ''УралСвязьИнформ''

Спонсоры конференции

Свердловский областной союз малого и среднего бизнеса

Информационные спонсоры конференции:

Интерфакс-Урал
Эксперт-Урал
ТехСовет
Деловой Урал
Действующие лица
Губернский деловой журнал


ПОЛОЖЕНИЕ
о спонсорах III инновационной конференции
Организаторы
  1. Аппарат полномочного представителя Президента Российской Федерации в Уральском федеральном округе

  2. Российская академия наук
    Уральское отделение РАН
  3. Министерство образования и науки Российской Федерации
  4. Правительство Свердловской области
  5. Администрация г.Екатеринбурга
  6. Российский фонд фундаментальных исследований
  7. Совет ректоров вузов Уральского федерального округа
  8. Экономический комитет по программам развития Уральского региона
  9. Фонд поддержки стратегических исследований и инвестиций Уральского федерального округа
Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb" Rambler's Top100