Флаг и герб Окружная конференция: Активная государственная политика - основа экономического возрождения России  
В начало
Распоряжение
Положение о Совете
Состав Совета
Секции Совета
Конференция

Информационное сообщение о проведении Конференции

Распоряжение
Рабочая группа
Концепция конференции
Секции конференции
Программа Конференции
ПОЛОЖЕНИЕ
о спонсорах III инновационной конференции
Трибуна Конференции
Информация
Законодательство
Аналитика
Полезные ресурсы
- Российские ресурсы
- Зарубежные ресурсы
 
» Конференция » Трибуна Конференции
» (22.10.2004) Наука как формальность
Версия для печати

НАУКА КАК ФОРМАЛЬНОСТЬ

РАДОВ Алексей Георгиевич — аспирант Российского государственного гуманитарного университета, преподаватель Центра социологических исследований РГГУ.

Hello! Это научная статья. Она очень актуальна. Для науки. А написали ее мы (научное сообщество) чтобы... ну, цель у нас есть: «сравнительный анализ концептуальных фреймов методологического каркаса современной теории превентивного действия американского исследователя Дж. Смита и транстипологической теории культур Э. Хорхорнмейера». А еще нами было проведено эмпирическое исследование, в ходе которого мы опросили 97 студентов энского областного института физической и не очень культуры. Что составляет 31 процент от общего числа студентов. А опросили мы их на предмет их ценностных ориентации; опрос основан на теоретических выкладках Дж. Смита и К. Смита... 7 процентов студентов поставили на первое место семью, 8 процентов — армию, 69 процентов — финансовое благополучие. Можно сделать вывод, что студенты хотят быть богатыми (иметь деньги). Активно использовались проективные методики. Например, «пять ответов на вопрос: кто я?»... Как отмечает по другому поводу известный западный теоретик культур Э. Хорхорнмейер: «Культура уступает место посткультуре», что мы и наблюдали в ходе нашего собственного эмпирического исследования. Полученные результаты позволят в будущем, в ходе дальнейших более масштабных исследований... объяснять... предсказывать... Библиография... Дж. Смит... К. Смит... Т. Записюк... Е. Whorehornmeir... (мы пошли варить борщ)1.

Примерно так выглядит большинство работ коллег-социологов. Читателю не стоит настраиваться на революционно-шутливый лад. Все изложенное ниже — очень серьезно и даже скучно. Надеюсь, что небольшая шалость в начале не будет воспринята как хулиганство. Я стараюсь максимально точно (насколько в моих силах) описывать и объяснять положение, в котором оказалась социология, равно как и многие другие общественные и гуманитарные дисциплины. Я хотел бы наметить путь, на котором мы сможем более эффективно заниматься нормальной научной деятельностью. Меня можно обвинить в «неспортивном поведении», «нечестной теоретической игре» (ср.: И. Ф. Девятко. Социологические теории деятельности и практической рациональности. М., 2003, стр. 79). Однако у игры должны быть правила, а в социологии их нет. В науке в принципе нет никаких правил: если твоя теория (идея) обеспечивает прогрессивный сдвиг проблем, никакие нормативные критерии ее оценки не могут быть достаточными свидетельствами против нее. Я целиком за критерии научной работы, но не могу поддерживать их в той форме, в которой они сейчас преподносятся: спекулятивно-виртуальной или, напротив, сциентистской. То, что где-то «в науке» нечто полагается определенным образом, меня не касается, у меня есть своя наука, и что я буду в ней полагать — станет ею. Моральные (общественные, социальные) науки определяются существованием определенной области фактов, которые удовлетворительно невозможно объяснить с точки зрения современной физики. Если физика будет на это способна, то есть классический детерминизм окажется верным, следовательно, я как моральный ученый должен заявить: тогда мы не люди в том смысле, что мы все, включая и сциентистов, до сих пор полагали под «людьми». Так что «демону Лапласа» всегда следует противопоставлять иллюзию Бога, аргументировать ad hominem.

Конкретная методология, занимающаяся, в противовес нормативной, исследованием действительных путей науки, как они происходят и кажутся, должна изучать и критерии, применяемые учеными на бытовом уровне для оценки работ друг друга. Формальные критерии научной деятельности ( заменяют в повседневной деятельности ученого (или полагающего себя ученым) сущностные. Предполагается, что тот, кто способен обучиться правилам оформления ссылочного аппарата, также способен к научному про-1 изводству. Оценивать работы коллег формально необходимо, потому что: все мы ограничены во времени и пространстве, а некоторые — в способности к пониманию. (И. Лакатос: «Большинство ученых имеют такое же представление о том, что такое наука, как рыбы — о термодинамике» — см. «Структура научных революций». Сост. В. Ю. Кузнецов. М., 2002, стр. 407.) Эти критерии трансформируются, равно как и нормативные. Академический язык, стиль, структура (актуальность—новизна—постановка проблемы—... выводы) работы, подкрепление ссылкой на авторитет («как указывает К. Смит...») и прочие критерии в современности функционируют очень плохо, никоим образом не ограничивая имитацию научного объяснения, подкрепления, научной новизны и всего того, что в литературе называется «графоманией». Они не выполняют свою функцию, но приобретают самоценность и мне, выступающему в роли критика, научная статья без библиографии кажется голой.

А титул кандидата наук говорит только о том, что его обладатель потратил некоторое время своей жизни на его получение; конечно, обыкновенно обладая рядом талантов и способностей, например, таких: усидчивость, аккуратность, кивательность.

Формальные критерии необходимы. Они помогают неспециалисту быть уверенным в том, что некая работа написана специалистом в другой области, а не шарлатаном-имитатором. Они помогают формировать доверие к тексту и его автору, что призвано компенсировать изначальную критическую ориентацию любого ученого.

В социологии и смежных науках эти критерии больше не работают, частью из-за некоего «объективного» процесса ветшания, объективации, настигающей любую долгоиграющую социальную форму, частью из-за усилий разного рода деструктивистов. Указанные выше критерии — как бы критерии старшего поколения. Для моего поколения — если, конечно, оно не оменеджереет совсем до безобразия — в качестве подобных критериев будут выступать интеллектуальные уловки.

Интеллектуальные уловки подобны алисавстранечудесным словам с двумя отделениями. Это выражения с двойным и тройным смыслом. Это апология своих позиций, заранее учитывая невысказанные возражения предполагаемых других. Это отвлеченные рассуждения не по существу дела, призванные продемонстрировать глубокое понимание чего-то вечного или близкого к нему, формируя у читателя (слушателя) установку: если он так понимает это, то, наверное, понимает и то, о чем говорит в остальных случаях. Остальные случаи— это собственно все, что относится к заявленной автором теме.

Еще одним из таких критериев будет усиленная работа с метатекстом (она, впрочем, уже давно используется — можно вспомнить, к примеру, «вставные главы» у Ю. М. Лотмана).

Подобно старым формальным критериям оценки «научности», уловки можно использовать спекулятивно, имитируя научную деятельность. Так часто поступают постмодернисты. Как критерий уловки — не лучший вариант; однако то, что предлагается вступившим в силу «средним поколением», — на порядок хуже.

«Среднее поколение» пытается навязать критерии, которые будут свидетельствовать, прежде всего, о нетривиальности высказываемого. Из этой серии — ссылка на авторитет в качестве аргумента в защиту своей позиции: К. Смит, вечно что-то «указывающий» и «отмечающий». Так называемая теоретическая культура, ответственность за убийство которой столь удобно переложить на прежний политический режим, в нашей стране всегда была слабой. Фантазируйте, говорит Поппер, ссылайся—говорим мы.

Очень многое идет со школы. От практики школьных сочинений по литературе к реферативной традиции в вузе и диссертации, которая не более чем квалификационная работа, но должна содержать «новизну». Все эти практики сообщают молодому ученому неуверенность в собственных силах; хорошо известно, что гуманитарий до 40 лет — это киндер-ученый, способный на сюрпризы, но никак не на серьезную теоретическую работу.

Деление на поколения — зыбко, условно, из них можно выпадать; те, кто не идет в ногу с поколением, становятся «или эпигонами старого, или предтечами грядущего», писал К. Маннгейм. Первыми быть глупо, вторыми — больно.

РАССМОТРЕНИЕ ФОРМАЛЬНЫХ КРИТЕРИЕВ — первое, о чем я хотел сказать в настоящей статье. Второе касается инструментального мышления и организации труда в современном научном сообществе. Это сообразуется с прагматистской философией (хотя Джеймс имел обыкновение называть это «неверным пониманием прагматизма»). В первую очередь это инструментализм в теоретическом мышлении: объяснения «к случаю», использование любой подходящей философии и методологии для обоснования некоторых заблаговременно сделанных выводов, это принцип достаточного обоснования, предполагающий подкрепление утверждения любым непротиворечивым и подходящим аргументом, это вольная терминология и, конечно, провозглашенная «финальная непознаваемость социального», а следовательно, ненужность «Большой» теории.

Для инструменталиста важна эффективность — не в научном, а в практическом смысле, для него наука — это деятельность, а не Деятельность. К этому примешивается снисходительная релятивистская улыбка в отношении Всего, что пишется с большой буквы. Инструменталистские исследования, как правило, не формируют поле науки, но используют его в собственных целях: для подкрепления своей деятельности, придания ей осмысленности (смысл для себя-вечернего и других-дневных — другие вечером также варят борщ). Но истина, как хорошо аргументировал Патнэм, — реалистское понятие, оно невозможно в нереалистской философии, а наука без истины — как борщ без воды: забавно, но бесполезно.

Современная организация труда в научном сообществе — система индивидуальных грантов, стипендий и прочей конкурсности — немало способствует тому, что я называю Наука™. Реальность без надписи скоро вообще может отойти в область невидимого: если на заборе не написано three-letter word, то это не забор. Конечно, теоретику ничего не нужно, кроме себя и писательных приборов, так это и для физики, и для социологии. Однако грантовая стимуляция убивает нормальную науку, формируя ее по усмотрению тех, кто от науки далек. Всякие «советы ученых», ведающие выдачей грантов даже на «фундаментальные» исследования, — это советы тех, кто ведает, а не ученых. Ученый, вероятно, должен быть слегка голоден; но сложно быть голодным, когда вокруг — сытые. Потому что демократия — это, в числе прочего, разумение сытым голодного, то есть сытый очень хочет последнего накормить и одеть подобно себе, не вникая в то, чего хочет голодный. Голодный не обязательно хочет есть, потому что «голодный» — это категория, которой мыслит сытый, состояние, которого он лично стремится избежать и, по доброте душевной, помочь избежать другим.

Грантовая система, равно и инструментальное мышление, и ряд других факторов, определяет отношение к научной деятельности прежде всего как к легитимирующей деятельность собственную. Ну не глупо ли сегодня писать: «общество устроено так...», даже если очень есть, что об этом писать. Гораздо проще чисто по-постмодернистски заявить: «Общество—БУМ! Или НЕБУМ», совместив это с рядом практик и операций, цель которых получить печать: «научная работа», «научное издание», «научная теория общественного БУМ».

Я утрирую, и стараюсь делать это излишне. Менее популярное и более специальное исследование предполагает рассмотрение ряда ситуаций, сложившихся вокруг эмпирических исследований, характера и правил теоретизирования и много другого. Например, современные социологические теории — это теории о том, какая может и должна быть социологическая теория, что она должна изучать. Большинство современных теоретиков занимаются методологией, метатеорезированием, а не объяснением обществ, социального; редкие попытки объяснения тесно связаны с желанием преодолеть их тривиальность, что выливается в беспредметное фантазирование. Эмпирическая социология, почти не имеющая точек соприкосновения с теоретической, занимается, по большей части, «социологическим картографированием» — созданием ни к чему не ведущих слепков с реальности (разной, но полагаемой одной), коллекционирование бессмысленных описаний здесь и сейчас, ценность которых девальвируется, когда здесь и сейчас оказывается новым здесь-и-сейчасом, а реальность неожиданно трансформируется (загадочно-непонятно) в нечто иное. О странная повседневность, как приятно наблюдать тебя и не понимать или понимать (очень) и не наблюдать! Вот что говорит ползучий эмпирик, ползя по своим «инте-ресненьким» делам.

Последний параграф работы посвящен научно-техническому прогрессу и нашей жизни — вообще и в контексте названия статьи.

НТП — это прогресс естественных наук, но прогресс прежде всего в технике. Мы описываем внешний (физический) мир антропоморфно, в то время как социальный — техницистски. Может показаться, что прогресс социальных наук не совместим с прогрессом естественных. Однако даже то банальное, что социология и ее дисциплины-сателлиты утверждают, достаточно широко применяется. Манипулятивные техники — в мире рекламы, маркетинга, в личной жизни. Эти техники неподконтрольны науке, они используют последнюю, как логотип, в своих целях. От известного «ученые [университета N] установили, что...» и «труд сделал из обезьяны человека» до конструирования ценностных ориентации. Последние вообще есть побочный продукт современного этапа развития — у человека самого по себе нет никаких ориентации такого рода, хотя у него есть нечто похожее, о чем ему удобнее забыть. При этом я полагаю чушью теорию заговора, но есть общественный негласный договор." действие групп в своих интересах.

Прогресс собственно в моральных науках вообще никак не скажется на судьбе человечества — он не будет способствовать ни социальному управлению, ни построению критических теорий общества.

Наука как формальное занятие, как деятельность, которую можно формально имитировать и формально использовать в целях, ей чуждых, была рассмотрена мною выше на примере моей собственной науки, социологии, не которой я «занимаюсь» и не которой я «служу», но в рамках которой я иногда думаю. Ум — это воля.

P. S. Свежие вести с поля науки. После написания этой статьи я получил из города Пензы сборник научных работ со своей научной статьей. Сборник составлен по материалам XII Международной научно-технической конференции «...» (уже не помню, очной или заочной) под эгидой (внимание) Общества «Знание» России, Министерства Образования РФ, Международной Академии Информатизации, Академии Социальных Наук РФ, Московского Института Экономики, Менеджмента и Права, Средне-Волжского Математического общества, Пензенского технологического института и Приволжского Дома знаний. В этом сборнике с традиционным для таких изданий тиражом около 150 экземпляров2 представлены 17 (семнадцать) статей некоего Л-на из Пензенского технологического института. Статья, как известно, имеет у нас смысл как «научная публикация»; количество последних призвано свидетельствовать о символическом капитале конкретного ученого (у такого-то 300 публикаций, у такого-то 100 и т. д.). Я не могу оценить качество статей Л-на (не моя специальность), но 17 «публикаций», вообще-то, есть не у каждого кандидата наук. Зачем если не в утилитарных (формальных) целях осуществлять одно-двустраничные сообщения?

Множественных Л-ных, если они приобретут массовый характер, можно будет выделить в социальный тип под названием «сциенто-хантерз». К слову: три «публикации по теме» необходимы для защиты кандидатской диссертации. А что такое «публикация по теме»? Это публикация, в названии которой присутствуют некоторые слова из названия кандидатской диссертации.

Этот сборник (как и многие подобные) был издан следующим образом. Автор, чья принадлежность к научному сообществу неким образом определена (минимум требуемых сеттингов: преподаватель/аспирант), высылает в адрес Оргкомитета свои тезисы (статью) и энную сумму «для возмещения затрат на издание сборника/проведение конференции/высылку сборника». Конечно, так действуют не все — в Москве это встречается реже, чем в провинции. Москва богаче? Не знаю. Но то, что шараги вроде той, которая издала вышеуказанный сборник, успешно функционируют, — это правда. Говоря «успешно», я не имею виду, что они на этом наживаются; нет, они просто ведут «научную жизнь». Проблема не в том, что можно за деньги стать «ученым». В конце концов множество диссертаций пишут не те, кто их защищает. Проблема в том, что эти «ученые» начинают вести научную жизнь наравне с теми, кто ищет Истину.

Что можно противопоставить «количеству публикаций», что будет более или менее свидетельствовать об учености ученого? Индекс цитирования? Не в нашем сегодня. «Как отмечает Синдерюшкин» всегда будет выглядеть слабее в качестве «ссылки на авторитет»3, чем «как отмечает К. Смит», даже если Смит — обыкновенный американский аналог Синдерюшкина.

—Так что же нам делать?
— Но где вы видите «нас»?
— Варить борщ.

«Свободная мысль-XXI» № 10, 2004



1 Читать как достаточно бессовестную издевку над феминизацией сообщества российских «ученых» (точнее, действующих в поле науки).

2 В советское время был бы тысяч семь. Что это меняет? Все равно, читают только авторы и их «друзья на кухне».

3 Имеется в виду порочная практика использования и принятия «ссылки на авторитет» в качестве аргумента.


 
Конференция проходит по инициативе Полномочного Представителя Президента Российской Федерации в Уральском федеральном округе
Латышева Петра Михайловича
Спонсоры

Генеральный спонсор конференции

ОАО ''УралСвязьИнформ''

Спонсоры конференции

Свердловский областной союз малого и среднего бизнеса

Информационные спонсоры конференции:

Интерфакс-Урал
Эксперт-Урал
ТехСовет
Деловой Урал
Действующие лица
Губернский деловой журнал


ПОЛОЖЕНИЕ
о спонсорах III инновационной конференции
Организаторы
  1. Аппарат полномочного представителя Президента Российской Федерации в Уральском федеральном округе

  2. Российская академия наук
    Уральское отделение РАН
  3. Министерство образования и науки Российской Федерации
  4. Правительство Свердловской области
  5. Администрация г.Екатеринбурга
  6. Российский фонд фундаментальных исследований
  7. Совет ректоров вузов Уральского федерального округа
  8. Экономический комитет по программам развития Уральского региона
  9. Фонд поддержки стратегических исследований и инвестиций Уральского федерального округа
Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb" Rambler's Top100