ИНВУР - информационное агенство

Инновационный портал
Уральского Федерального округа

Наши проекты:


  
Расширенный поиск

подписка

Subscribe.Ru
Новости сайта инновационный портал УрФО
Рассылки@Mail.ru
Новости инноваций. Рассылка инновационного портала УрФО
 
важно!
 
полезно!
награды
 
 
 
 
 

партнеры
Официальный портал Уральского Федерального округа
Официальный портал
Уральского Федерального округа
Межрегиональный некоммерческий фонд наукоемких технологий и инвестиций
Межрегиональный некоммерческий фонд наукоемких технологий и инвестиций

Ежедневная газета ''Новости Сочи''.
Ежедневная газета
''Новости Сочи''
 
Институт Экономики УрО РАН
Инновации

» Наши партнеры »


Сейчас на сайте:
106 чел.

Это интересно



Это интересно. Потомки князя Тайшина

САЛЕХАРД. Всего пятнадцать километров от Салехарда, столицы Ямала, - и попадаешь в край первозданной тишины и хрустального воздуха. Здесь слышно, как волна ласкает берег, а ветер что-то шепчет верхушкам лиственниц. Откуда-то доносятся звонкий стук топора и резкий, как выстрел выхлоп редкой машины – это поселок Горнокнязевск.

Здесь до сих пор живут потомки великого князя Тайшина. Четыре века назад властитель, царский наместник, хозяин великой реки основал в низовьях Оби свою летнюю резиденцию. Имя его обросло легендами и вымыслами, поэтому и отношение к своему предку у потомков неоднозначное – от полного неприятия до поклонения. Поговаривают, крут и скор на расправу был хозяин, мол, он и на бунт поднимал, и дань собирал, да еще на царские почести купился. Но когда взгляд находит поседевшие от ветра и времени, собранные без единого гвоздя избы, захватывает дух – ведь ты прикоснулся к четырехсотлетней истории.

Если к тебе прониклись особым доверием, три сестры-рыбачки - старшая давно отметила свое девяностолетие, но все еще ходит на реку – откроют скрипучую дверь, разведут в очаге огонь и напоят тебя целебным, тундровым чаем.

Ранним утром по проселочной дороге спускаются к большой реке рыбаки горнокнязевской общины. Бударки, как псы на привязи, рвутся на волю. Под мерный стрекот моторов они отчаливают от берега в любую погоду, пока не встал лед. Председательствует в горнокнязевской общине Никон Куйбин.

Начальник общины

Он картинно замирает на берегу большой реки, долго смотрит вдаль, вздыхает… Кажется, Никон давно придумал эту позу для заезжих гостей и журналистов. Только не получается у Никона надолго в образ войти - то приемщица рыбы бежит, из образа выдергивает, то рыбакам помощь нужна.

Худощавый, почти жилистый, он скор, даже резок в движениях. Все время шутит, но при этом хитро поглядывает – оценили ли его юмор по достоинству. Он из коренных с амбициями – точно знает, чего в жизни хочет, за словом в карман не полезет и унижаться ни за что не станет. Чтобы в дом пригласил заслужить надо.

У берега, на завалинке, плоским дном улыбается маленькая лодка – на таких бударках ходили на реку сотню лет назад. Она как осколок прошлого. На вопрос, почему она здесь лежит, кто-то из рыбаков поясняет – чтоб на нынешнюю жизнь не жаловались. Посмотришь, представишь плоскодонку под парусом, сразу о нынешних трудностях забудешь.

Сегодня председатель нервно ходит по берегу, все время хватается за сотовый телефон. Потом признается, сыновья уехали на дискотеку за пятьдесят верст, опоздали к утреннему лову. Теперь стыдно рыбакам в глаза смотреть, ведь это он ввел строгую дисциплину и оплату по коэффициенту трудового участия.

В свое время работал Никон Куйбин в рыбсовхозе. В начале девяностых хлопнул дверью в кабинете директора и ушел на вольные хлеба. Когда в перестроечные годы совхоз успешно развалился, пришли к нему рыбаки и попросили общину возглавить. Никон согласился, но с тех пор лишился спокойной жизни. Он странным образом гордится и страшится взятой ответственности. Говорит, людей приходилось ломать по живому. Рыбаки народ хоть и трудолюбивый, но вольный, опять же блага цивилизации не всегда благо. С пьянством боролся жестко, вспоминая князя Тайшина. Теперь своего предка понимает и принимает.

С отцом под парусом

Ямал всегда славился уникальными рыбными богатствами. В бассейне Обской губы обитает одно из крупнейших стад сиговых рыб - это более половины всего российского фонда белорыбицы. Ежегодно в округе добывают более 6 тысяч тонн царской рыбы – муксуна, нельмы, пыжьяна и ряпушки. В рыболовстве трудятся три тысячи человек, для многих из них это традиционный промысел, жизненный уклад.

Когда в семье рыбака рождается и подрастает мальчик, мать приводит его на берег реки, зачерпывает в ладони воду и поливает ею голову ребенка. У великой реки она просит для сына защиты, достойной жизни и хорошего улова. Никон тоже этот обряд проходил. Он знает, отец ни за что не взял бы его в лодку, если б река не пообещала хранить его сына.

Пятилетним мальчишкой он плыл с отцом под парусом. От ледяной воды ломило пальцы, стыли промокшие ноги, но Никон до сих пор помнит радость первого лова. Тогда, по первой воде они взяли много сырка.

В дом к себе Никон нас все-таки пригласил. Неспешно идем мимо поселковой школы. «Когда дети живут с родителями – радость, не только аттестат получат, но и к промыслу прирастут», - рассуждает Никон. Сам он учился в интернате, много раз убегал, не потому, что обижали, просто очень скучал по дому. Однажды долго блуждал по тундре, когда, наконец, вышел, отец только головой покачал: «Опять хулиганишь, сынок!». Но в тот год сына в интернат больше не отправлял, учил сети плести. А Никон до сих пор жалеет, что учился плохо. Без образования мэром не стать, а это его заветная мечта.

Все решает община

Проходим мимо котельной, она отапливает коттеджи, построенные для селян окружной администрацией. Сворачиваем на тропку, оказывается, у Куйбиных новый дом. Два года назад взял Никон ссуду, построился, теперь ссуду погашает. Денег хватает, сегодня горнокнязевская община одно из крупнейших рыбодобывающих предприятий округа с годовым оборотом 200 тысяч долларов. Куда потратить прибыль всегда решают на общем собрании общины.

Когда начинали, была лишь пара лодок, да несколько сетей. Начального капитала вовсе не было. Спасало желание работать. Через год, подчинив все режиму строгой экономии, купили новые сети и пять лодок. «Сама лодка стоит недорого, пять-шесть тысяч рублей. Вот мотор кусается, получше - три, похуже – две тысячи долларов стоит,- рассказывает Куйбин. - Опять же спросом в магазинах пользуется только муксун и нельма. Это сейчас мало-мальски удалось наладить сбыт «черной» рыбы. А раньше с одного борта щуку, налима из сетей вынимаешь, через другой – отпускаешь. Шесть рублей за килограмм, да за такую цену и возиться не хочется – бензин не окупишь!».

Теперь в общине шестнадцать бударок, и предмет особой гордости – холодильная установка быстрой заморозки. Но без помощи администрации, как говорит Никон, не обошлись бы. Поверили там в предпринимательскую жилку новоявленного бизнесмена, дали серьезные кредиты.

Дома у Никона идеальная чистота и вполне современная обстановка. Хозяйка хлопочет на кухне, ставит чай, но за стол не садится. Она упорно избегает общения и исчезает тихой тенью. Никон рассказывает, что живет жена по обычаям предков: носит только национальные платья, а чтобы духи не унесли душу, никогда не фотографируется. Однако при этом с удовольствием пользуется техническими новинками: вот на кухне красуются микроволновка и миксер.

В комнате на почетном месте стоит компьютер. Его купили на деньги общины. Теперь сообща осваивают. «Не хочется в налоговую северным оленем ходить!» - шутит председатель, потом, смеясь, рассказывает, что все началось с сотового телефона. Поначалу все не на те кнопки жал, постоянно стирал адресную книгу, но когда освоил и оценил все прелести связи, решил сотовые телефоны рыбакам и приемщице закупить. Теперь Катерина не жмется на стылом ветру, выходит, когда рыбаки возвращаются с уловом.

Хороший улов

Серебристый муксун жадно дышит жабрами, бьет хвостом. Приемщица дует на озябшие руки, открывает тетрадь – все подчинено строгому учету. Сегодня каждый рыбак взял сорок-пятьдесят хвостов. Это хороший улов. Теперь Катерина переложит рыбу колотым льдом и отправит в холодильную камеру. Живой лед здесь есть даже в середине лета, его намораживают так же, как во времена князя Тайшина. Прямо на берегу стоит на куриных ножках огромный, высотой с двухэтажный дом деревянный куб. Зимой, через люк наверху, в него закачивают воду из реки, а летом лед скалывают. На общем собрании решили - к покупателю рыба должна в лучшем виде доходить.

За белорыбицей сюда частенько наведываются горожане. Предприимчивый Никон наблюдает, как заезжие разглядывают жабры и тихо лелеет мечту о собственной барже с холодильной установкой. Пока это не по карману – цена зашкаливает за сотню тысяч долларов.

Визитная карточка Ямала

Но едут в Горнокнязевск не только за царской рыбой. За стилизованной экзотикой с завидной регулярностью приезжают сюда промышленники, артисты, министры и прочие официальные лица. Пять лет назад появился на окраине поселка природно-этнографический комплекс, музей под открытым небом. Здесь нет табличек «Руками не трогать!» и «По газонам не ходить!» Здесь все настоящее: и чумы - зимой их укутывают оленьими шкурами, летом накрывают берестой - и нарты, мужские и женские, и лабаз с пушниной, и даже уха взаправду щекочет ноздри горячим ароматом.

Выясняется, комплекс - тоже дело общины. Женщины, жены рыбаков, перетряхивают шкуры, собирают бруснику и клюкву, наводят порядок в чумах, встречают гостей.

«Пока дело прибыли не приносит. Но разве это главное? - рассуждает председатель. - Куда еще можно привезти приезжего, как не к нам? Показать пришлым людям, как жили на этой земле люди, как трудились. Да и самим это нужно, чтобы собственные дети не забывали традиции предков, знали кто они и откуда».

Горнокнязевск – визитная карточка Ямала, сегодня комплекс знают в Москве и Питере, Китае и Японии, Канаде и Аляске.

«Кого только здесь не было, - рассказывает Никон и начинает долгое перечисление. - Всех без исключения окуривали дымом, чтобы ушли на время злые духи, тревоги, поселились в сердце покой и радость».

Вот два года назад Путин приезжал, долго и задумчиво гладил белого олешку. Президент Никону понравился, говорит, на Ленина похож. Потом спохватывается и поясняет: Владимир Ильич книги писал, а Владимир Владимирович говорит хорошо, правильно и для народа понятно. Под впечатлением засел Никон еще раз за ленинские труды, чтобы реалии дня сегодняшнего осмыслить с поправкой на исторические события.

Осмыслил… И захотел удачливый бизнесмен новое дело освоить. К примеру – туризм.

За сезон через поселок бывает до ста крупных групп проходит, в палатках живут. А если гостиницу комфортабельную построить, так поедут и те, кто сервис любит.

В общине идею поддержали. Вот Никон и решил, что в ближайшее время займется бизнес-планом, если, конечно, другие не опередят. По первоначальным расчетам на гостиницу нужно десять миллионов. Деньги не малые – нужно брать кредит в банке или защищать проект в окружной администрации.

На самом деле идея вполне реальна. Последние годы окружные власти все активнее поддерживают проекты, не связанные с разработкой природных ресурсов. По подсчетам специалистов туризм может приносить в окружной бюджет около 9%.

Отяжелев от блюд национальной кухни - ухи и оленьего мяса, наслушавшись рассказов об обычаях древнего народа, задирают гости головы на скульптуру князя Тайшина, как бы охраняющую поселок. В правой руке хозяин низовьев Оби сжимает царскую грамоту, на левом плече сидит ворон – символ мудрости. Прищурив глаз, поглядывает князь сверху на реку и своих потомков – помнят ли терпкий вкус прошлого, знают ли сладость мечты? Уже прощаясь, Никон признается, когда он задумывает что-то новое, ему снится отец. Во сне, как в детстве, он качает головой: «Опять хулиганишь, сынок?» Вот недавно опять приходил… Лилия Горохова,
ИА «Север-Пресс»

Лилия Горохова,
ИА «Север-Пресс»
 
Индекс Цитирования Яndex Rambler's Top100
дизайн, программирование: Присяжный А.В.